История 3864 из выпуска 943 от 14.11.2004 < Bigler.ru


Армия

Банный День.

У грязного замасленного и замазученного ремонтного батальона было одно светлое пятно: баня. Настоящая баня, с парилкой и горячим душем, а не уставные шайки-лейки. Каждую субботу чумазые ремонтники и отвратительно чистенькие писарюги и коптерщики топали в царство тепла и чистоты. Баня была лучшей во всей 11-й армии, так как почти каждый месяц именно туда приезжал попарить свои старые кости командарм. Про комдива и штабных офицеров из дивизии даже упоминать неловко. Обычно для высоких гостей устраивали отдельный банный день, дабы какой-нибудь задембелевший ремонтник не стегнул фамильярно генеральский зад задубевшей портянкой. Большинство рембатовских офицеров старались улизнуть домой в субботу пораньше, сразу после окончания ПХД (парко-хозяйственного дня). Некоторые офицеры оставались попариться в бане и отнюдь не чурались мыться вместе со своим личным составом.

Помывке предшествовал парко-хозяственный день. Имелось ввиду, что в субботу утром ремонтники занимаются облагораживанием территории: подметают плац и боксы, красят бордюры и получают удовольствие от тому подобных субботних радостей вместо осточертевшего ремонта техники. Однако механики первой роты из-за своей катострофической малочисленности частенько были вынуждены сидеть на броне до полного опупения. Иногда опупевание зашкаливало за время отбоя. Но танки танками, а баня есть баня, поэтому обычно дежурный офицер весьма снисходительно относился к тому, что ближе к полуночи механики топали в баню вместо казармы.

Некоторые партизаны, проходившие сборы в рембате, оккупировали баню прямо с утра, до того, как ее успели протопить. Остальные партизаны парились вместе с солдатами, но были отдельные махновцы, предпочитавшие попариться после всех. На них иногда наталкивалисьзапоздавшие механики и помывка плавно переходила в пьянку. Зимним субботним вечером, пока остальные рембатовцы парились, два с половиной механика торопливо прикручивали какие-то железяки к Т-72, спеша скорее попасть в баню. Два механика - это дедушки старший сержант Федя и сержант Макар. Пол механика - их ученик-подмастерье младший сержант Саша, два месяца как из учебки. Весь батальон давно помылся, а эта чумазая троица с матюками пытается достать трубку, которую полумеханик Саша умудрился намертво зажать между двигателем и гитарой. Батальон пережил вечернюю поверку и отправился спать, когда замотанные механики погасили свет в боксах и отправились в баню.
Три ремонтника с шумом завались в парилку и увидели на верхней полке одинокую фигуру.
- О, партизаны еще не домылись! Дядя, подвинься немножко!
Дядя лениво посмотрел на Федю и недовольно сказал:
- Отбой давно был. Ну-ка бегите в казарму быстрее.
- Ты, дядя, не борзей. Ваши партизаны тоже давно ушли. А мы только танк закончили чинить. Подвинься, партизанская душа.

И Федя полез на верхнюю полку. Макар с Сашей, не секунды не колеблясь, полезли туда же. Мужик попытался силой заставить Федю слезть с полки. Зря он так... Оборзевшего партизана спихнули с верхней полки на нижнюю, заметив, что в его возрасте надо беречь здоровье и не перегреваться. Обиженный и оскорбленный мужик выскочил из парилки и ушел в душ. Впрочем, через пять минут он вернулся, молча уселся опять на верхнюю полку, в разговор вступать отказался, но и не скандалил больше.

Ремонтники прогрели свои замерзшие души, отскоблили, насколько возможно, въевшуюся в кожу грязь и отправились в казарму. Об инцинденте с партизаном вспомнили в воскресенье вечером, когда партизаны вернулись из города. Федя с Сашей отправились к партизанам с целью отыскать того, которого они вчера обидели, но не нашли. Когда Федя попытался описать этого мужика остальным партизанам, те только плечами пожали. Ну нет так нет, а на обиженных, как известно, воду возят. Забыли, не до обиженных партизан тут.

Однако в понедельник утром об этом партизане пришлось вспомнить. На разводе начальник штаба зашел в боксы первой роты.
- Кто в субботу ночью тут работал? Таак... Еще кто? Очень хорошо. А ты что? Ага, и молодого тренируете. Вы трое - ко мне в кабинет через пять минут.

Ротный занервничал:
- Федя, вы что тут натворили? На танке в самоход поехали, что ли? Убью гадов.

Два с половиной механика с недоумением переглянулись. Еще только не хватало, что за ночные работы наказывали... Пусть тогда свои танки сами чинят... Но идти надо.
В кабинете начальника штаба помимо самого НШ сидел понурый зампотыл батальона майор Костерюк. Было видно, что с утра ему уже вставили фитиль. НШ повернулся к зампотылу и ткнул пальцем в ремонтников:
- Вот они, герои,которые твоего полковника выгнали.

У сержантов открылись рты. Федя, заикаясь, спросил:
- Ка-какого по-полковника?!

Зампотыл всплеснул руками и заголосил:
- Какого-такого! Обычного полковника! Зампотыла дивизии! Раз в кои то веки удалось уговорить товарища полковника в рембат приехать, так в бане на него какие-то бандиты напали! Мне теперь об отпуске в июле можно и не мечтать! Откуда вы в бане в полночь взялись на мою голову?!

Федя шагнул вперед и вытащил за собой Сашу. Он схватил молодого ремонтника за левую руку, которую тот как раз в субботу очень удачно разбил, пока выковыривал застрявшую трубку и сунул эту руку под нос начальника штаба, совершенно игнорируя зампотыла:
- Да что ж это, товарищ майор! Мы всю неделю на броне гробимся, что суббота, что не суббота, а потом нам и в баню не сходить?! Да и откуда мы знали, кто он такой? У него на голой заднице погон не было!

НШ скомандовал:
- Свободны. Кругом, в боксы бегом марш.
Ремонтники выскочили из кабинета и из-за неплотно прикрытой двери услышали, как НШ говорит зампотылу:
- Слышь, Костерюк, ты б лучше своего полковника не в баню пригласил, а в боксы. Пусть посмотрит, как ребята ночью на мерзлой броне ковыряются. А потом пусть он их в баню не пустит. Идите вы оба со своим полковником знаешь куда? Вот ты ему коньяк и тащи, а у меня дел полно.
Оценка: 1.7686
Историю рассказал(а) тов.  Rembat  : 13-11-2004 04:26:17