История 8901 из выпуска 3141 от 17.04.2017 < Bigler.ru


Армия




Особенности национальных показательных учений (продолжение).

Экскаваторы работали непрерывно, машины возили дерн тоннами, дивизия ложилась костьми. Отметить надобно, что мытарства двухнедельные не прошли даром и показуха получилась отменная: все поле зеленое, только стволы пушек и антенны из-под масксетей торчат. Часть торчащих пушек - деревянные, крашеные, в этих окопах вместо танков стоят ложные тепловые цели. Все следы от гусениц тоже упрятаны, в общем - полный ажур.
Перед началом основного этапа учений всех долго и упорно инструктировали, как и что отвечать на вопросы наблюдателей, а потом участвующих рассадили по машинам и окопам, а помогающих упрятали подальше в лес.
И вот он, день начала учений и «страшного суда»: приехали наблюдатели во главе с натовским бригадным генералом, а с ними хвост из наших представителей штабов группы и армии. Началось все с обхода образцово-показательных позиций. Бригадный генерал потерзал вопросами командиров на КП, потом пошел по окопам, заглянул в один из танков. Сидевший в люке одетый с иголочки наводчик бодро представился, ответил на пару безобидных вопросов. Потом генерал спросил: «А какова дальность стрельбы твоей пушки?», на что солдат сурово выдал: «Достаточная, чтобы поразить ваши цели!». Пока свита думала, как отреагировать на такое «короткое замыкание», генерал пожал наводчику руку, назвал его настоящим солдатом и подарил ему какой-то значок со своей формы. Выдохнули и пошли дальше.
Следующим номером программы оказалась позиция мотострелков. Прищуренные взгляды припавших к прицелам воинов Аллаха выражали ненависть и презрение к вероятному противнику и не располагали к общению, поэтому генерал подошел к БМП-2 и протянул было руку, чтобы открыть дверь в десантный отсек. Путь ему преградил моментально материализовавшийся из воздуха механик-водитель, растопырил руки и прижался спиной к корме машины: «Нельзя!!!». Это КЗ уже совсем не вписывалось в регламент учений (экипажам быть на штатных местах, все должно открываться по первому требованию), поэтому в бешеных взглядах дивизионных, армейских и групповых представителей свиты командир полка прочитал много интересной информации в свой адрес, среди которой наиболее гуманным виделось немедленное сожжение на костре.
Генерал и тут удачно заземлил громы и молнии, пошутив: «Ну, нельзя - значит, нельзя. Наверное, там новое секретное оружие». Не рискнув продолжать осмотр в такой непримиримой атмосфере, руководитель учений мудро и дипломатично перенацелил делегацию на КП дивизии. Командир полка обреченно проводил жаждущих крови инквизиторов и с низкого старта рванул к БМП, дабы лично и немедля выжечь ересь каленым железом. Почуяв неладное, комбат на бреющем вылетел из КНП и присоединился к нему. Выдернутым из люка механиком пару минут обстукивали пыль с брони, потом, слегка запыхавшись, предоставили ему последнее слово. Вместо ответа солдат, всхлипывая, открыл «десант» с неприглядной картиной в виде замызганного матраса, грязных котелков, остатков сухпая, портянок и прочего безобразия...
«Два дня мы были в перестрелке. Что толку в этакой безделке? Мы ждали третий день...» (с). По ходу учений оисб занимался имитацией артиллерийского огня и прочими нужными делами, но самое ответственное действо было запланировано на третий день: установка минного поля подвижным отрядом заграждений на выявившемся направлении прорыва противника. ПОЗ - это три гусеничных минных заградителя (ГМЗ), которые на ходу выкладывают мины на грунт на рубеже минирования. Все это увязывается с выходом и развертыванием противотанкового резерва, контратакой вторым эшелоном и т.д., то есть такая серьезная «динамика» является одной из эффектных «изюминок» учений.
По закону мирового свинства за несколько часов до выхода на рубеж минирования на одном из ГМЗ рассыпался главный фрикцион (сцепление). Две машины задачу не выполняют, на ремонт третьей времени не хватает, заменить ее невозможно - в дивизии их всего три, соседняя дивизия выручить не успевает. Мыло с веревкой тоже не спасут ситуацию: ПОЗ должен отработать задачу! Никто не хотел умирать, поэтому решились на единственно возможный в тот момент вариант замены ГМЗ на установку разминирования УР-67. Обе эти машины гусеничные, но на этом их сходство заканчивается, поэтому приступили к «доработке напильником». Торчащую на крыше УРки направляющую сняли и привязали к корме, чтобы хоть как-то изображала плужно-маскирующее устройство, как у ГМЗ сзади. Все три машины укутали сверху по самые гусеницы масксетями и утыкали ветками. На крыше УРки под сетью привязали пару десятков учебных противотанковых мин и ящик с дымовыми гранатами РДГ-2Б (штатного дымопуска у УРки нет). Ну, с Богом! Жмите на газ и дыма побольше!
С вышки «Кружка» все смотрелось вполне прилично, даже вооруженным глазом: из леса в дыму, пыли и маскировке вылетают минные заградители, на максимальной скорости выкладывают мины и исчезают в другом лесу. Правда, дальняя машина жадничала и мины выкладывала реже, чем надо, но внимание начальства и натовцев переключилось на развертывание противотанкистов, и саперы получили заслуженное «уд». В жизни всегда есть место подвигу, и в этой части марлезонского балета его совершил гвардии сержант ВечОр. УРка выходила на рубеж дальней от вышки и по уступу последней, чтобы ГМЗшки успели прикрыть ее дымзавесой. Вечор (акробат и выпускник циркового училища), распластавшись под масксетью, дымя шашками и сбрасывая мины, на середине рубежа увидел, что наспех привязанная направляющая отваливается (тросики от тряски развязались). Он успел ухватиться руками за кронштейны на крыше, свеситься ногами за корму и носками сапог зацепить эту железяку. Так он и затащил ее в лес, почти как Юрий Никулин тащил бочку с Шуриком в «Кавказской пленнице»...
После учений, как водится, поощрили неучаствовавших и наказали невиновных, но мы из этого процесса выделим только основных действующих лиц:
Командир 12 гв.тд полковник В.П.Трофименко вскорости получил очередное воинское звание, вследствие чего дивизионный клич «Выше ногу, папуасы, Трофименко ждет лампасы!» изменился на «Выше ногу, папуасы, наш матрос надел лампасы!»
Для командира 332 гв. тп гвардии полковника Хиля мелкий инцидент на обходе позиций особых последствий не имел. Поэтому командир решил, что ореол крамольной таинственности лучше, чем предотвращенная картина вопиющего позора, и распорядился наказать солдата за бардак в машине и амнистировать за своевременные решительные действия.
Гвардии сержант Вечор поехал в отпуск на 10 суток.
А саперы - как всегда, проводили всех в ППД, а сами техникой и руками еще неделю закапывали окопы за всей дивизией.

Оценка: 1.6544
Историю рассказал(а) тов.  Нойруппин  : 14-04-2017 13:27:44