Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Армия

Генерал

Дрезденский гарнизон состоял из танкового полка, мотострелкового полка и полка связи, медсанбата и госпиталя, штаба Первой танковой армии и приданного к нему батальона охраны и обеспечения штаба. Большую территорию в городе занимали армейские бронетанковые, вещевые и продовольственные склады и полевой армейский хлебозавод. Была своя комендатура и гауптвахта. Куда же без них! Ближайшим полигоном к Дрездену было войсковое стрельбище Помсен, где сегодня ждали с проверкой нового командующего Гвардейской Первой танковой армии Гвардии генерал-лейтенанта Потапова Михаила Петровича. Прапорщик Кантемиров уже слышал о непростом характере нового командующего армии от знакомого майора с Лейпцигского ДШБ*, служившего с генералом на Дальнем Востоке ещё до замены в ГСВГ. Десантник коротко охарактеризовал генерала: «Нормальный мужик, боевой. Но достанет всех. Даже тебя, прапорщик!». И ещё Тимур услышал от него историю, как генерал на каком-то полигоне вздрючил по полной программе одного командира полка, который подъехал к нему для доклада на своём «УАЗе». Генерал приказал ему вернуться и прибыть к нему на доклад на своих двоих. Так и сказал: «Если солдат с оружием передвигается по полигону бегом, то и командир тоже должен бегать. Товарищ полковник, где ваше табельное оружие?». На всякий случай прапорщик рассказал эту историю своему командиру полка, подполковнику Григорьеву. И как покажет дальнейшая история, попал в десятку! Как и перед всяким приездом больших командиров солдаты полигонной команды вместе со своим прапорщиком не спали почти сутки. Полигон был вычищен, выглажен и блестел, как у кота яйца. Генералы периодически появлялись на горизонте войскового стрельбища Помсен с различными проверками. Опыт встреч высоких гостей уже был. А как мы все знаем: «Этот опыт не пропьёшь!».
В день прибытия проверяющих подполковник Григорьев вместе со своим новым заместителем по огневой подготовке майором Ивашкиным, оба при пистолетах, уже с утра дежурили на Центральной вышке. И ещё на крышу этой же вышки посадили наблюдателя с биноклем - следить за появлением по немецкой дороге генеральской «Волги». Дневная стрельба началась строго по графику. Но армейский закон подлости сработал и здесь! На Директрисе БМП один из операторов-наводчиков БМП-1 девятой роты с первого же заезда умудрился попасть снарядом пушки «Гром» прямо в перекладину мишени «Танк», движущуюся по диагонали в глубь полигона. Обычное дело у девятой роты. И ещё - у разведроты полка. В полку так метко и так постоянно стреляли наводчики-операторы девятой роты и разведчики. Эти два подразделения негласно соревновались между собой за звание лучшей роты полка. И эти оба подразделения были постоянной головной болью начальника стрельбища и операторов директрисы БМП. Так как подбитая намертво большая мишень, собранная на пилораме стрельбища из мощных перекладин и специальной мишенной плотной бумаги, просто разваливалась по ходу движения.
*ДШБ - Десантно - Штурмовой Батальон.

И хорошо, если разбитые перекладины не попадали под колёса тележки с подъёмником. Иначе движущаяся тележка съезжала с рельса, подъёмник заваливался на бок, а соединяющиеся кабели рвались и выскакивали из гнёзд. А это работа на час и прекращение стрельбы на всём полигоне. Плюс разбитая мишень под замену. И минус - отцы-командиры очень нервничали в такие ремонтные паузы, особенно во время проверок. С одной стороны, вроде как показатель снайперской стрельбы с основного вооружения мотострелкового полка БМП-1, а с другой стороны - команда «отбой» по всему полигону и гневный вопрос проверяющего: «Почему нет стрельб?». И надо же было такому случится, что именно в эту паузу наблюдатель с биноклем и доложил, что видит кортеж генерала.
Григорьев с Ивашкиным тоже заметили «Волгу» с двумя «УАЗиками» следом. Но генерал вдруг повернул на первом повороте, направляющим к казарме стрельбища и к мастерским с пилорамой. А второй поворот на полигон вёл прямо к Центральной вышке стрельбища, где имелась специальная асфальтированная площадка для доклада проверяющим офицерам. Ещё была специальная вертолётная площадка для прибытия высоких особ. А между этими поворотами расстояние примерно с километр. Ну, сами посудите, приятно же целому генерал-лейтенанту ступить на сухой асфальт и встретить строй офицеров полка и подполковника, шагающего к нему строевым шагом по ровной площадке? А тут гравий у казармы стрельбища и всего лишь один сержант с красной повязкой навстречу выбегает. Гвардии сержант Басалаев Виталий срисовал машины проверяющих ещё на повороте к стрельбищу. Виталик расслабленно сидел в кресле радиомастерской, окна которой выходили прямо на дорогу и медитировал под запрещённую западногерманскую волну, льющуюся из радиоприёмника «Маяк». Хитрая антенна от этого приёмника и от телевизора в Ленинской комнате была тщательно законспирирована и закинута на самую высокую берёзу рядом с казармой. Солдат сидит, а служба идёт! Сержант служил уже последний период, был опытным бойцом и знал себе цену. Поэтому свиту командующего из генералов и полковников встретил спокойно и доложил чётко, грамотно и громко. После чего протянул руку командующему Первой танковой армией. Тот тоже в ответ отдал честь и с улыбкой поздоровался с сержантом. Жаль, прапорщик Кантемиров не видел этой «картины маслом» - толпа проверяющих оочень старших офицеров во главе с целым генерал-лейтенантом и один сержант полигонной команды. Прапорщик в это время находился в поле стрельбища и вместе с оператором подключал новый кабель. А так бы начальнику стрельбища пришлось докладывать лично и иметь честь пожать ручку генеральскую.
Конечно, операторы директрисы БМП и сами смогли бы поменять в поле мишень и кабель. Просто на тот период Тимур начал осваивать вождение боевой техники. На «УАЗе» майора Ивашкина и на «ГАЗ-66» полигонной команды прапорщик уже накатался вдоль и поперёк стрельбища. Очередь пришла за штурвалами БМП полка и БМД десантников. Если кто ещё не знает - движением БМП и БМД управляет именно штурвал, а не руль. То есть сидишь почти как в самолёте. И можно сказать, летаешь по полигону. Техническую сторону боевых машин прапорщик уже знал хорошо от своих механиков-водителей БМП, стоящих на качалках в боксах директрисы. Пришла пора заниматься практическим вождением. И Тимур старался использовать любую возможность прокатиться на боевой машине. Обычно командиры рот пехоты, разведчиков и десантников не могли отказать начальнику стрельбища. Прапорщик Кантемиров, пользуясь своим служебным положением, прилежно постигал азы вождения бронированной техники. И в этот раз он не смог себе отказать в удовольствии вождения, а старший лейтенант Чубарев просто не мог отказать прапорщику, так как именно его бойцы сегодня расстреляли мишень. За всё в этом армейском мире приходилось расплачиваться! Тимур быстро поменялся со штатным механиком-водителем своей фуражкой на шлемофон, уселся за штурвал, механик сел сзади на место командира отделения, а оператор директрисы прыгнул в башню боевого отсека. И боевая машина пехоты аккуратно двинулась в сторону боевой части стрельбища.
В этот момент и прибыл новый командарм, который уже успел познакомиться с сержантом Басалаевым, узнать, откуда он родо,м и сообщить солдату, что генерал тоже с Урала, а значит, они земляки, и сержант будет постоянно сопровождать его по полигону и честно докладывать обстановку вокруг. И, конечно же, первым делом генерал задал конкретный вопрос: «Почему нет стрельб?». Сержант не успел ответить, так как к казарме стрельбища, запыхавшись, подбежали с докладом командир полка со своим заместителем. Генерал-лейтенант принял доклад, пожал руки и поинтересовался, как зовут офицеров по имени отчеству. А это уже был сигнал нормального отношения к командованию этого полка. И Потапов повторил свой вопрос:
- Смотрю, Иван Васильевич, порядок у вас тут. Это хорошо! Вот только почему не стреляем?
Григорьев доложил, что прямым попаданием снаряда с первого заезда БМП была разбита мишень во время движения и что в данный момент начальник стрельбища с операторами уже в поле и устраняют неисправность. А сержант Басалаев уже на правах первого доложившего и земляка командующего армией добавил:
- Товарищ генерал, да это девятая рота стреляет. У них постоянно так. Генерал быстро повернулся к сержанту и с улыбкой спросил:
- Вот так прямо с пушки БМП и мишени разбивают? А кто ещё так в полку стреляет?
Григорьев с Ивашкиным переглянулись и строго посмотрели на сержанта. Да уже вся генеральская свита обступила докладчика. Виталик, довольный таким всеобщим вниманием, продолжил:
- Ещё разведрота, товарищ генерал. За ними мы вообще не успеваем мишени колотить.
Генерал уже по-отечески приобнял сержанта за плечи:
- Так, земляк! А остальные роты, что вообще не попадают?
Басалаев задумался немного и доложил честно:
- Ещё полгода назад у нас стрельба была днём и ночью, почти каждый день. Сейчас роты стреляют меньше.
Положение мотострелкового полка и словоохотливого сержанта полигонной команды спас сигнал с Центральной вышки стрельбища, извещающий о подготовке к началу стрельбы. Все враз повернули головы в сторону боевой части полигона и увидели облако пыли приближающейся БМП.
- Быстро управились! - ухмыльнулся генерал.
- Так мы там в бункере всегда запасные кабели оставляем и прямо за рвом мишени складируем, - доложил сержант, - это наш прапорщик придумал.
Командующий армии повернулся к командиру полка:
- Иван Васильевич, а кто у вас тут всем хозяйством рулит?
- Прапорщик Кантемиров, уже третий год служит. Рядовым тоже здесь отслужил, на директрисе БМП.
Сержант Басалаев опять грубо нарушил субординацию и вмешался в разговор старших офицеров:
- Товарищ генерал, прапорщик Кантемиров тоже НАШ земляк будет. Он родом с Челябинской области.
Командующий армией усмехнулся:
- Ну, надо же! Смотрю, сержант, наше землячество тут скоро расцветёт махровым цветом.
Все вокруг рассмеялись, а командир полка понял, что замкомвзвода полигонной команды уже является «Особой, приближённой к генералу». А командарм уже принял волевое решение:
- Начнём проверку с директрисы БМП. Сержант за мной!
- Товарищ генерал-лейтенант, разрешите дневального предупредить и повязку ему оставлю.
- Смотрю, у вас тут не забалуешь. Догоняй, земляк!
На Директрисе БМП многочисленную делегацию встретил с докладом командир девятой роты старший лейтенант Чубарев. Потапов ответил на приветствие, пожал руку ротному и, глядя в огромные окна вышки директрисы, спросил:
- Старлей, это твои орлы тут мишени в щепки бьют?
- Бывает, и попадаем, - скромно заметил старший лейтенант.
- Сейчас и проверим! - с улыбкой ответил генерал, - ротный, готовь своих к заезду.
К самой вышке, на первую дорожку подъехала БМП под управлением прапорщика. Тимур аккуратно поставил боевую машину вровень с остальными БМП, стоявшими на дорожках. Дождался пока осядет пыль, затем высунулся по пояс из люка механика-водителя, заглянул вправо-влево от машины, убедился, что его БМП стоит ровно посредине дорожки и выпрыгнул на броню. Боевая машина пехоты стояла правильно! А вот вы пробовали припарковать БМП или танк? Да это целое искусство войны! Датчики парковки у боевой техники в те былинные времена предусмотрены не были. Хотя, нет! Вот, пожалуйста! Остановился кормой* боевой машины об дерево - вот тебе первый датчик парковки. Задел на повороте забор немецкий - вот тебе ещё один сигнал. Ну, а про снесённые ворота и стены в боксах парка боевых машин мы лучше деликатно промолчим. И только поэтому от успешного управления многотонной боевой техникой Тимуру вдруг захотелось выплеснуть полученный адреналин и от переполнявших его эмоций станцевать прямо на броне машины. Прапорщик в шлемофоне механика-водителя начал танцевать короткий и очень энергичный танец, что-то среднее между цыганочки с выходом и лезгинкой. А сам механик-водитель в прапорщицкой фуражке Кантемирова, поддавшись общему настроению, запрыгнул прямо на башню БМП, захлопнул ногой люк и замаршировал, отдавая честь направо и налево. Стоявшие внизу операторы-наводчики пришли в восторг от такой мизансцены. Поднялся гвалт и раздались одобряющие хлопки в ладоши. И за всей этой картиной за бронебойными стёклами вышки молча и внимательно наблюдала вся тёплая компания проверяющих офицеров во главе с командующим армией. А командир девятой роты вдруг осознал, что зря поддался на уговоры своего друга и разрешил начальнику стрельбища лишний раз прокатиться на БМП в день проверки. Генерал-лейтенант оторвал взгляд от этой разухабистой веселухи во время боевой стрельбы, хмуро посмотрел на командира роты и приказал командиру полка:
- Срочно этого танцора на вышку!
Подполковник Григорьев взял в руки микрофон, включил на полную громкость и буквально прорычал:
- Прапорщик Кантемиров, бегом на вышку директрисы!
Оба громкоговорителя вышки оказались прямо над головами весельчаков. От неожиданного рыка командира полка механик-водитель кубарем слетел с башни, а прапорщик инстинктивно пригнулся, повернулся и от вида зрителей на верхнем ряду понял, что аплодисментов за своё выступление сегодня больше не будет. Прапорщик спрыгнул вслед за механиком, на лету сдёрнул шлемофон, уже на земле стянул с солдата свою фуражку и рванул на вышку. На первом этаже успел заскочить в небольшую каптёрку под металлической лестницей, за секунды почистил свои сапоги и вбежал на второй этаж. Постучал в дверь, не стал ждать ответа, резко зашёл, перевёл дух, оглянулся, мотнул головой и вполголоса быстро произнёс: «От лампасов в глазах рябит!». Генерал-лейтенант только набрал воздух для ответа, как прапорщик сделал чёткий шаг строевым в его сторону, отдал честь и доложил:
- Товарищ генерал-лейтенант, разрешите обратиться к подполковнику Григорьеву. Докладывает начальник стрельбища гвардии прапорщик Кантемиров!


*БМП имеет не только штурвал, (как у самолёта) но и корму (как у лодки)- задняя часть машины с десантным отделением по обе стороны для пехоты.

Потапов выдохнул, перевёл взгляд на сапоги Кантемирова, затем посмотрел на свои сапоги в пыли и на такие же сапоги командира полка, хмыкнул, отдал честь и разрешил:
- Докладывайте! А с тобой, гвардеец, я потом разберусь.
Прапорщик повернулся в сторону подполковника:
- Товарищ полковник, опять прямым попаданием в перекладину была разбита мишень «Танк». Мишень заменили, кабель тоже пошёл под замену. Товарищ полковник, надо обязательно менять конструкцию этих мишеней, иначе паузы в стрельбах будут постоянно. Мы уже вам показывали свои эскизы, там надо всего лишь заменить пару перекладин. Общая конструкция и размер мишени останется та же. Мы подготовили чертёж новой мишени, он здесь на вышке.
Тут в доклад вмешался генерал-лейтенант:
- Подожди прапорщик, не тренди так быстро! Кто такие «мы» и показывай свои чертежи.
Прапорщик Кантемиров подошёл к пульту управления мишенями, открыл внизу выдвижной ящик, вытащил папку с документами и разложил на столе большой лист ватмана. Все сгрудились вокруг стола. Тимур по ходу лекции показывал карандашом основные узлы мишени.
- Вот. Сами с сержантом рассчитали и начертили. В основном, выстрелы разбивают эти два длинных основных бруса, идущих от «лап» мишени. И если ещё добавить для усиления два других коротких бруска по бокам и вот тут поперечину, даже разбитая мишень не сможет упасть, а тележка продолжит движение. Всё просто, вот расчёт.
Генерал внимательно изучил чертёж и расчёты, прикинул что-то про себя и сказал:
- Так! Чертёж и расчёты забираю с собой в штаб. Пусть там спецы посмотрят. И что, прапорщик, вот так и сами всё придумали?
Кантемиров пожал плечами:
- Так надоело же, товарищ генерал-лейтенант, постоянно менять мишени, кабели и подъёмники. Да ладно с этими мишенями - наколотим! А сколько уже движков сожгли в подъёмниках и на лебёдках?
И прапорщик вдруг ещё раз обратился к командиру полка:
- Товарищ полковник, у нас ещё просьба - прикажите, пожалуйста, старшему лейтенанту Чубареву выделить нам двух солдат на пилораму.
Командир роты от возмущения аж задохнулся и совсем не по-уставному ответил:
- Тимур, побойся бога! Я уже дал тебе солдата на пилораму.
Прапорщик спокойно ответил:
- Миша, как расстреливаете мишени, так и колотите.
Затем повернулся к командующему армии:
- Вот так и живём, товарищ генерал-лейтенант!
Генерал рассмеялся на всю вышку:
- Ладно, Танцор, вот так и живи! Пусть тебя твои отцы-командиры за твои «пляски на броне» накажут. А сейчас займёмся воинским делом и приступим к своим обязанностям, - и кивнул на ротного, - пусть нам ваш Миша своих снайперов покажет.
Командир полка подошёл к селектору и приказал на Центральную вышку открыть стрельбу. С первого же заезда два экипажа отстрелялись на «отлично», один на «хорошо». Следующие заезды тоже не подкачали перед проверяющими. Командующий армией приказал командиру роты построить все экипажи внизу перед вышкой. Группа проверяющих с командованием полка спустились вниз. Прапорщик с сержантом не стали отставать от такой делегации. При построении генерал успел заметить, как один из наводчиков - операторов показал прапорщику четыре пальца, а тот мотнул головой и ответил тремя. Шеренга выровнялась, Чубарев скомандовал: «Рота, смирно!» и доложил командарму. Командующий Первой танковой армией генерал-лейтенант Потапов произнёс:
- Молодцы! Долго говорить не буду. Наводчик-оператор, который разнёс сегодня мишень, выйти из строя.
Вышел и сделал два шага вперёд тот самый солдат, сигнализировавший пальцами прапорщику. Генерал подошёл ближе к бойцу и заявил:
- Объявляю тебе отпуск, сынок. Так и стреляй, чтобы только щепки летели! - перевёл взгляд на остальные экипажи и добавил: - объявляю лично от меня ещё три отпуска с выездом на Родину. Командир роты сегодня же подаст список отличившихся.
На весь полигон раздалось:
- Служим Советскому Союзу!
А потом генерал-лейтенант Попов просто предложил подполковнику Григорьеву:
- А теперь и нам можно пострелять. Где у вас тут тир расположен?
Начальнику стрельбища часто приходилось видеть проверяющих генералов у себя на полигоне. Как-то Шестьдесят седьмой мотострелковый полк сдавал проверку Москве. Приехал проверять стрельбу штатными снарядами с БМП-1 целый генерал-майор. Импозантный весь такой, внешне очень был похож на маршала Буденного. А сапоги были у него шикарные, тянутые в московском специальном ателье из одного куска кожи. А тут саксонский дождик пошёл. Съездил раз генерал в поле, рулеткой мишени померил. Походил по полигону как кот по мокрой траве, брезгливо одёргивая ноги, и приказал принести ему солдатские сапоги. У полигонной команды всегда в запасе были сапоги в каптёрке. Переобулся генерал, а свои сапоги оставил в помещение директрисы под лестницей. Рота отстрелялась на отлично и по доброй старой традиции пригласили проверяющего за стол. Пил он, как настоящий генерал! Где-то с литр немецкой пшеничной (водка «Кёрн») точно скушал. Потом заспешил в штаб армии, сел в свой «УАЗик» и уехал сытый и пьяный, и в солдатских сапогах. Через час «УАЗ» генерала прилетел на всех парах обратно на полигон и подъехал прямо к директрисе БМП.
Взволнованный и отрезвевший москвич лично забежал в каптёрку директрисы БМП. А шикарных сапог-то нет! И солдат пожимает плечами ... Вроде только что были ... Ушли наверно! И начальник стрельбища уже домой в город укатил. Проверяющий с челобитной к командиру полка. Так, мол и так, умыкнули злодеи сапоги генеральские во время стрельбы. А он, добрая душа, оценку «отлично» полку поставил. За что, спрашивается? Подполковник Григорьев, хорошо понимая политическую важность момента и последствия, совместно с генералом московским лично двинулся из штаба полка прямиком к прапорщику в гости в семейное общежитие. А прапорщик уже почивать изволили. А тут стук в дверь, прям как по тревоге! Вот не спится генералам с подполковниками. Прапорщик халат махровый немецкий только накинул (в «Экскьюзите» покупал - фирма!) и с вопросом «Кто?» дверь открыл. И услышал резонный ответ подполковника: «Конь в пальто!» и конкретный вопрос: «Где сапоги генеральские?». А нам чужого не надо! Гвардии прапорщик Кантемиров после отъезда генерала по-хозяйски прибрал таки его сапожки, аккуратно сложил в пакет фирменный и занёс обувь по дороге домой в гостиницу специальную, для генералов рассеянных. Тимур потом сам сослуживцам рассказывал, что в тот момент генерал-майор на радостях был сам готов бежать за бутылкой прапорщику. Да вот так и не сбегал. И солдатские сапоги так и не вернулись в каптёрку полигонной команды. Может быть, товарищ московский генерал-майор их на память себе оставил? В общем, насмотрелся прапорщик Кантемиров на генералов разных. Бывало даже, генералы приезжали в полевой форме и в сапогах. Но, целого генерал-лейтенанта в полевой форме и со своим табельным пистолетом на боку прапорщик видел впервые. И ещё Тимур успел заметить на генеральской груди небольшой значок Мастера спорта СССР. Шагая по дороге в тир, Потапов подозвал к себе Кантемирова и спросил:
- Прапорщик, а что вы там с солдатом на пальцах тайно сигнализировали друг другу?
- Товарищ генерал, личный счёт у меня с операторами девятой роты, - улыбнулся Тимур и продолжил, - поспорил с ними на «Вита-колу» на количество попаданий и промахов в мишень. Пока сегодня общий счёт три - ноль в их пользу.
Командарм рассмеялся:
- Да они же тебя скоро без зарплаты оставят, прапорщик!
- Да я рассчитаюсь, товарищ генерал-лейтенант. Дело чести! Лишь бы стреляли хорошо. Я сам по солдатской специальности оператор-наводчик БМП-2.
Вся участники этой делегации тоже развеселились, а командир полка вместе с замом тайно выдохнули. Проверка прошла успешно! Дальше, по другим направлениям стрельбы, командарм даже проверять не стал. В тире генерал-лейтенант, получая патроны от прапорщика, вдруг предложил:
- Кантемиров, раз ты такой азартный парень, может быть, и со мной на спор стрельнёшь?
Тимур, с готовностью ответил:
- Тогда разрешите стрелять с пистолета командира полка. Оружие пристреляно, сам проверял.
Уже на рубеже стрельбы Потапов уточнил:
- Стреляем не на лимонад, а по-взрослому - на пиво. Разницу в попадании переводим на бутылки. Идёт, прапорщик?
Тимур кивнул. Подполковник Григорьев дал команду к стрельбе. Из пяти выстрелов генерал выбил сорок шесть очков, прапорщик сорок четыре и остался должен командующему армией две бутылки пива. Очень хотелось Тимуру перестрелять своего соперника, но, видимо, значок Мастера спорта генерал носил не зря. Довольный командарм убрал свой пистолет в кобуру и вдруг предложил Тимуру:
- Прапорщик, поступай в военное училище! Из тебя нормальный офицер получится. Лично дам рекомендацию.
- Товарищ генерал-лейтенант, я уже учусь. Заочно на юридическом факультете ЛГУ.
Командующий армией удивлённо посмотрел на прапорщика, перевёл взгляд на командира полка. Григорьев коротко подтвердил:
- Студент!
Потапов вздохнул:
- Умеешь ты удивлять, Кантемиров! А у меня дочь в этом году педагогический в Ленинграде закончила.
Затем командарм подождал пока его подчинённые отстреляются, взглянул на часы и приказал свите выдвигаться в штаб армии. На прощанье пожал руки Григорьеву с Ивашкиным, махнул рукой прапорщику и напомнил ему о «деле чести». А сержант Басалаев был просто удостоен земляческого хлопка по плечу. Когда улеглась пыль за генеральской «Волгой», командир полка вдруг спросил у начальника стрельбища:
- Прапорщик, а у тебя водка есть?
- Товарищ полковник, у меня к водке ещё пельмени стоят в холодильнике. Вчера с поваром налепили.
Подполковник Григорьев с улыбкой обратился к своему заместителю:
- Товарищ майор, может быть, мы сегодня не будем прапорщика Кантемирова за его «танцы на броне» наказывать?
Майор Ивашкин рассмеялся:
- Генерал же сказал - пусть живёт! Вот пусть и угощает своими пельменями, - и спросил прапорщика по имени: - Тимур, а что ж ты пельмени своему земляку - генералу не предложил?
Кантемиров ответил с улыбкой:
- Так был бы генерал один - и предложил бы. А так за ним целая орава за стол потянется. Самим ничего не останется.
Все рассмеялись и пошли отобедать, чем армейский бог послал. А послал он в этот раз в самом деле пельмени с мясом молодого кабанчика, который попался в силок разведроты, поставленный на зайцев в лесу полигона. Вот и обменяли разведчики часть своей добычи в столовой стрельбища на котелок, соль, лук и хлеб. Обмен был взаимовыгоден и произошёл на радость обеим сторонам. Поэтому сегодня на второе у полигонной команды были пельмени. А у прапорщика Кантемирова появилась отличная возможность избежать наказания за несанкционированное вождение боевой машины и угостить своих уважаемых отцов-командиров. И ещё оставить пельмени на совместный ужин с командиром девятой роты Михаилом Чубаревым в качестве моральной компенсации за пережитый им армейский стресс. И за время товарищеского обеда после третьей выпитой командир мотострелкового полка вместе со своим заместителем по огневой подготовке и с начальником войскового стрельбища пришли к единому выводу о том, что вместе с новым командующим Гвардейской Первой танковой армии наш полк будет стрелять чаще.
А в будущем Тимуру ещё долго будет видеть сны с вождением БМП и танка. Эти яркие сны будут с запахом грунта и травы, раздавленной гусеницами и прибавленной примесью духа выхлопа соляры.
Оценка: 1.7048 Историю рассказал(а) тов. Камрад : 08-08-2017 12:12:16
Обсудить (11)
19-08-2017 17:24:55, Локаторжник
Замечательно! Только пистолет не табельный, а штатный. У нас...
Версия для печати

Война и мир (клипом навеяло).

Для Максима эта суббота, можно сказать, удалась. Папа разрешил взять Максу свой "Запорожец" и отпустил на всю ночь "с ребятами на рыбалку".
Для Ксении самым тяжелым оказалось пережить ночь с пятницы на субботу, несмотря на то, что родители на 3 дня уехали на дачу, оставив дочку "готовиться к экзаменам".
Для 7 роты суббота прошла в подготовке к "внезапной тревоге", которая должна была случиться в 4 утра воскресенья. Увольнения отменили, командир 2 группы сметливо слег в санчасть, бросив личный состав на командира 1 отделения разгильдяя Лёху (через полгода его выперли из командиров, но лычки оставили и сделали ротным комсоргом).
Понимая, что при выходе в лагеря на 30 км от города, с оружием и пешим ходом может случиться всякое, Лёха в очередной раз помянул хитрована-комгруппы (по выпуску, кстати, он ушел из армии в менты) мобилизовался, тщательно все проверил.
Флегму Валеру уложил в койку в полной форме (без сапог), а автомат с подсумком, заботливо прислонил к изголовью, взяв его под свое честное слово из оружейки. Таким образом он минимизировал травматизм на раннем этапе сборов, ибо Валера был из Люберец, качок и поэтому немного тормозил.
При разгоне.
Смогла бы его остановить толпа курсантов, выбегающих из оружейки, не знал никто, а проверять, честно говоря, не хотелось. Во многих знаниях, как говорится...А печали впереди определенно просматривались и без этого.
Вышли в норматив, несмотря на то, что подъем был всего на полчаса раньше тревоги, построились на утреннем плацу и пошли. Тихо так пошли, не в ногу. И без песни. Слегка позванивая антабками. Только когда проходили мимо медсанчасти, можно было услышать короткий рык, видимо кому-то наступили на ногу.
После первого привала стало заметнее светлее, но и мокрее от росы, поэтому, чтобы просушиться самим и разбудить курсантов - по дороге уже начиналось автомобильное движение - офицеры убежали в лес и, забавно выпрыгивая над кустами, начали швыряться взрывпакетами.
Стало гораздо шумнее и даже как-то празднично. Захотелось затянуть песню...
Но все, что хорошо начинается, обычно заканчивается иначе. Через пару километров к Лёхе прокрался земляк-москвич Серега (в будущем известный клип-мейкер) и страшным шепотом сообщил, что у него нет автомата. То есть он был, когда выходили из казармы, а сейчас нет. А то, что он принимал за ружейный ремень, который и стискивал всю дорогу, оказалось лямкой вещмешка...
...Всю колонну разворачивать не стали, конечно. Отобрали троих поздоровее и запустили в обратный путь, повесив их автоматы на Лёху, а на Серегу вещмешки и скатки. Посылать его самого побоялись.
Все закончилось благополучно. Автомат нашли на месте привала. Видимо, Серега решил закурить, освободил руки и приставил автомат к тому, на чем сидел.
Как потом рассказывала экспедиция, это «что-то» было похоже на толстую змею, высунувшую свою спину погреться на солнышке, в которою какой-то хулиган воткнул здоровенный кран. И подписал «Осторожно, газ!»...
Видимо, для того, чтобы курсанты поняли, что они не на загородной прогулке, колонну развернули в сторону полянки, покрытой густым туманом и скомандовали атаку.
...Валера бежал медленно и тяжело дышал. В его близоруких глазах очертания предметов искажались, он чувствовал себя, конечно же, не Ежиком, минимум, носорогом, но все равно было неуютно. Поэтому, когда руки уперлись в какую-то вертикальную стенку он инстинктивно приблизил к ней лицо, непроизвольно качнув преграду.
Перед его лицом оказалось запотевшее стекло в задней дверце «Запорожца». Прошло мгновение и какая-то рука протерла стекло изнутри. Валера увидел сначала голую грудь, шею и, наконец, заспанное девичье лицо, на котором глаза расширялись от ужаса, а рот - для крика.
«Не такой уж я и страшный» - обиделся Валера и пошел искать своих, по пути сдирая с головы противогаз...

Оценка: 0.9130 Историю рассказал(а) тов. Шевелюрыч : 02-08-2017 15:26:55
Обсудить (18)
07-08-2017 08:39:08, Piligrim
(строго) Человек, пишущий в этом слове букву "е" должен ещ...
Версия для печати

Мой мехвод (один аж на 4(!) МАЗ-543) был хорошим солдатом - технику знал как своих 5 пальцев. Но была у него одна слабость - алкоголь. У него была феноминальная способность напиться. Был он сирота, и воспитывала его бабушка. Как он в армию попал, для меня загадка.
Про алкоголь. Стоишь ответственным по батарее, вечером, в свободное время для солдат, Фаиль (мехвод мой) подходит:
-Товарищ старший лейтенант, отпустите бабушке позвонить, пожалуйста!
- Фаиль, сегодня будний день, увольнений нет! Какая бабушка?!!
- Ну товарищ старший лейтенат...
Надо сказать, что переговорный пункт был сразу за забором части...
- Фаиль! Нажрешься, гад!
- Никак нет!
- Ладно, тебе 15 минут! И только по «гражданке»!!!
- Есть!
Сидя в расположении батареи, еще минут 5 наблюдаю как боец Фаиль мечется собирая гражданские атрибуты одежды у сослуживцев. Ушел... ровно через 13 минут звонит дежурный по КПП:
- Фаиль С. твой?
- Мой!
- Иди «тело» забирай!
Вот как?! Как можно нажраться за 8 минут?!!!!
Ну я про другое...
Март месяц 1998 года. Учения. Отрабатываем задачу по заряжанию БМ РСЗО «Смерч», а у ТЗМ данного комплекса как раз направляющая подающая снаряды «мертвая» - «стакан» замерз! Фаилька, мой, при переводе техники осенью забыл слить воду из «стакана», а я не проконтролировал - в наряде был. Косяк мой. Решение комдива очевидно: к утру ТЗМ должна быть в строю!
Фаиль завтра уходит на дембель. Знаю, что у них, дембелей, будет пьянка. Как ни старайся, ты ее не предотвратишь! Тем более я знаю своего бойца, который склонен.
Время 21.00, подходит он, абсолютно трезвый и говорит:
- Тащ старший лейтенант, пойдемте в парк, ТЗМ «реанимировать».
Пошли мы. До 5 утра с ним под машиной ползали, но лед из «стакана» при помощи паяльной лампы, мата, и военных хитростей удалили. Утром, комбат выдал ему все документы и он убыл на дембель в свою родную Казань.
Вот такие «дембеля», о которых вспоминаешь с теплотой, попадались мне на военной службе.
Оценка: 1.6500 Историю рассказал(а) тов. Oldoiler : 31-07-2017 09:29:55
Обсудить (19)
03-08-2017 18:58:16, Vladimir Novikov
Не-спеши-выполнять-приказ-авось-отменят....
Версия для печати

Прапорщицкая быль


«Вначале было слово и слово было у Бога...»
Новый завет, Евангелие от Иоанна

«Потом пришел прапорщик и ничего не стало...»
Армейская притча

Давно это было, еще при прежнем царе, при Бориске. Дрянной был человечишко и правитель негодный. Приблизил он к себе иноземцев и жуликов, которые стали рабочего человека притеснять да обирать. Ослабла при нем держава, народ кто в купцы пошел, кто в разбойники, а кто и в сырую могилу. Служивым тоже несладко пришлось, с жалованием не торопились, а службу спрашивали, всякий выживал как мог и умел.

Вот об одном из армейских людей сказ и пойдет. Был в одной части рядом со столицей прапорщик. Раньше жил ни бедно, ни богато, а тут совсем обнищал. На службе-то деньгу совсем перестали давать, а семью каждый день корми. Но звания прапора зря людям не давали, учили их в особых школах. Ить, робяты, обучение там строгое было, всякие премудрости рассказывали да хитрости. А когда выпускать их надо было из школы прапорщицкой, строили их во весь фрунт на плацу и сзади специальный иудей подходил, их нарочно из-за морей выписывали. Подойдет, примерится, да как за шею куснет. Русский человек ко всякой заразе стойкий, но тут многие сомлевали, падали прямо на плацу, если выживали, то им младшого прапорщика жаловали. А кои на ногах яд семитский переносили и всю хитрость ейную перенимали, то тут без промедления натуральным прапором поздравляли. Вот вам крест, так этот прапорщик мне и баял, дескать в шее боль, в глазах темень, очнулся уже в лазарете. Яд из него долго выходил, но все ж оклемался и в часть отправился службу справлять. Там его к складу приставили, где горюча и масляна жижа для воинскаго транспарту была. Сильно разгуляться там не выходило, ктанова цифирь совсем негодная была, для легких машин не подходила, оне на ней звенели и тряслись как в лихоманке. Ну и правил прапор службу как мог, ни шатко, ни валко, так себе на серединку.

Но вот пришло лихолетье на землю русскую, жить стало совсем невмоготу. Бандиты да воры с золота и серебра жрут, на огромадных машинах катаются, а простому человеку хоть ложись и помирай. И вот начали остатки яда иудейского нашего прапора в сумление вводить, нашептывать по ночам: Дескать, укради да продай.

Ворочался прапорщик, ворочался и вспомнил, как им в школе ихней говорили, что цифирь ту окоянную, для жижи горючей, поднять можно. И совсем просто это сделать таблетками от моли шубной, главное плепорцию знать и не перебарщивать. Ну с утра-то побёг на службу, плеснул там в бидон горючки этой и горсть таблеток сыпанул, кои из комода у жены достал. Побултыхал немного да и ливанул в свою старенькую легкую машинку, а мотор ейный хоть бы кашлянул, молотит как прежде. Возрадовался прапор, все багажное отделение своей машины заставил бидонными емкостями с горючкой и вечером на большую дорогу выехал. Как раз после обычной заправочной встал и бумагу приладил, мол продаю горюче да задешево. На заправочной в те времена горючки от совсем не было и расторговался прапорщик очень быстро. Деньжищ привалило ой как много, и с непривычки глаза ему оне застили. Стал кажный вечер на дорогу шастать и торговать, прибыток пошел, сыт стал, пьян и нос в табаке. Сначала-то сторожился, втихомолку все делал, жене все деньги отдавал, себе на прокорм брал только. Потом уж и на зелено вино стал от супружницы выручку таить.

Вот пьянка-то его и сгубила. С хмельных глаз насыпал как-то таблеток отмолевых с избытком, и на его беду остановились рядом с ним лихие люди на дорогой машине. Дескать, закончилась у них горючка, а на заправочной ничего, кроме пыли, нету. Залили прапорщицкую смесь и покатили, но не далеко уехали, встала машина колом у них. Пришли, злые, пешком, побили прапорщика сильно и машину его отобрали стареньку, дескать, до столицы на ней поедут, свою утащат, а ты, выжига, потом сам ее ищи да радуйся, что жив остался.

Прапор долго потом болел от побоев, машину свою так и не нашел. Отбило у него все желание торговаться, а тут и жалование стали регулярно давать, плюнул он да и заклялся в авантажи рисковые пускаться. Да и поделом, не в свои сани с размаху уселся, седалище и треснуло.

Вот тут и сказу конец, а кто слушал - достань себе чарочку, да не большую, наполни ее вином добрым, пригуби и закуси снедью вкусной, помянув души тех, кто не смог выжить.
Оценка: 0.1667 Историю рассказал(а) тов. al2 : 06-07-2017 22:24:51
Обсудить (11)
27-07-2017 13:06:56, Сильвер
Ну и я говорю, что мне так кажется :-)...
Версия для печати

Тяни-толкай.


«Будет и на вашей улице праздник, только спортивный...»

Армейское проклятие.

Вечером, прокричав про крепкую броню и быстрые танки, наша рота после вечерней поверки подходила к казарме. Но вдруг, вместо привычного: - В колонну справа по одному в расположение бегом... - услышали: - Смирно! Равнение на-лево!

Это из темноты холодного зимнего вечера вынырнул ротный с незнакомым капитаном. - Вольно. Вот они, чудо-богатыри, покорители снегов и грязи, бесстрашные штурмовики клуба и столовой! - слегка патетично представил нас ротный. Богатыри индифферентно молчали, слегка шмыгая простуженными носами. Незнакомец же оказался замполитом из полка, присланным, чтобы направить и углубить. В течении пятнадцати минут он направлял личный состав пойманной роты и углубился до того, что жить то нам всем в принципе неплохо, а чтобы жилось еще лучше, нужен праздник, желательно спортивный. Из задних рядов донесся слитный стон. Ротный бодро заверил замполита, что мы все, как один, дружно и слаженно преодолеем и отпразднуем, отметив это событие еще и в Боевом Листке*.

Довольный капитан изобразил отдание чести и убыл по английски, то есть молча проклинаемый в спину. Рота угрюмо потекла в расположение, с тоской думая о завтрашнем субботнем дне, испорченным спортом. Там ждало еще построение, где ротный, весело блестя глазами, сказал: - Есть мое правильное мнение, что нам нужен лыжный забег! Это и массово и полезно, так что добровольцы шаг вперед.

Строй не шелохнулся, основную часть роты составляли бойцы из очень и крайне средней азии, снег они видели раньше только на картинках, а в армии он им предстал наяву и в ночных кошмарах. Остальные же отчетливо представляли, что такое лыжный пробег в мороз и не горели желанием.

Улыбка ротного слегка поблекла. - Раз нет желающих, тогда переходим к авторитарно-насильственным методам. Участники пробега сейчас будут мной назначены, заинструктированы и мотивированы сладкой морковкой в виде воскресного увала*. Остальные же будут завтра брошены на расчистку спортивного городка, а то там снегу навалило, аж Турсунбаеву по грудь, а некоторым и по самые гонады*. Так что и разомнутся и рядом со спортом побудут.

Затем ротный безошибочно выдернул шестерых, которые явно были знакомы с искусством лыжной беготни. Определив время старта в девять утра и назначив старшим прапорщика Афанасьева, он также повелел взять с хоздвора* тяжелые санки, мол будете отрабатывать эвакуацию раненого.

Несмотря на солнце и легкий морозец, утро было недобрым. Большая часть роты, разобрав снеговые лопаты, распевая про несокрушимую и легендарную, убыла на штурм снежно-спортивного городка, меньшинство же тоскливо рассматривало спортинвентарь, принесенный из кладовой. Люди, не знавшие реалий советской армии, могут нарисовать себе в уме картинку, как надев изящные лыжи и взяв в руки невесомые палки, бойцы незаметными грозными призраками несутся сквозь сугробы, сметая всё на своем пути. В реальности же из досок, именуемыми лыжами, можно было городить заборы, которые по внешнему виду ничем бы не отличались от ограды колхозного сада. Эти доски украшала сложная ременная упряжь, должная служить для фиксации ботинка, сапога, валенка или копыта, в зависимости от того, кого решили отцы-команчи отправить в лыжный набег. Палки же достались деревянные, с деревянным же кольцом внизу на ремешках, при определенной сноровке данной дубинкой можно было нанести непоправимый ущерб любому сопернику, своему или вражескому.

Появившийся прапорщик несколькими немудреными словами придал импульс затянувшемуся процессу превращения обычных людей в бигфутов*. Появился свинарь с хоздвора, тянущий за собой самодельные санки, размеры которых позволяли увезти не только забитую свинью, но и даже командира батальона. Вскоре, когда колонна бойцов, спотыкаясь и шаркая лыжами, выбралась за расположение части, Афанасьев взмахом руки остановил свою санно-лыжную кондотту*.

- В общем, так орлы! - обратился к личному составу прапорщик. - Сейчас неспешно проходим километра полтора вдоль дороги, затем сворачиваем и напрямую по просеке идем к Спиридонычу на кордон*, там кое-что забираем, грузим на санки, затем возвращаемся, а кое-что незаметно отвозим в столовку. Ну а после все фуфлыжники* разойдутся согласно личному и свободному времени. Спиридоныч это лесник местный, до кордона километра три-четыре, все ясно?

Приняв угрюмое молчание за знак согласия, Афанасьев бодро зашлепал вдоль дороги, но вскоре уступил место первопроходимца бойцам помоложе, встроившись в середину цепочки, сзади же сопел самый здоровый, с натугой волочащий санки. Когда отряд достиг поворота на просеку, все уже потихоньку втянулись в ритм похода, изредка стал звучать смех и незлые подколки. Идиллия продолжалась первые пять километров, затем был долгий перекур и не менее долгое оправление, прапорщику стоило немалых трудов и угроз построить и погнать дальше свою команду. Еще через несколько километров, когда злобное бурчание достигло апогея и были слышны возгласы о Сусанине* и генерале Морозе*, Афанасьев бодро заметил: - А давайте спросим дорогу вон у того человека?

Впереди, спиной к отряду, кто-то сидел на невысоком пеньке, развлекая себя тем, что пускал кольца дыма от сигареты. Поравнявшись с ним, прапорщик спросил: - А скажите, уважаемый... - И, вглядевшись, воскликнул, - Спиридоныч?

Тот не спеша дотянул окурок и ответил: - Тебя, Миша, сам бог послал. Ты ведь ко мне на кордон идешь, так поворот на него уже проскочил, а я тут в беду попал. Какая-то сволочь срубила дерево и пенек высокий оставила, - при этих словах лесник слегка отвел взгляд, - а я на снегоходе наскочил, сам в одну сторону, он в другую. Мне то вроде ничего, а снегоход, похоже, совсем поломался.

Невдалеке, из кустов, торчала корма перевернутого снегохода. Дружными усилиями бойцы вытянули пострадавший аппарат. Короткий осмотр слегка успокоил лесника: - Ну, переднюю лыжу под замену, гусеницу тоже менять, а так вроде больше ничего не сломано. Поможете дотащить до кордона? - Спиридоныч вопросительно посмотрел на прапорщика.

- Да не вопрос, - прапорщик был настроен оптимистично, - сейчас лыжи свяжем, санки подсунем и дотащим железяку куда скажешь.

Практика оказалась тяжелее теории. Тяжеленная машина постоянно сползала с импровизированной лыжной платформы, зарывалась в снег, а когда по предложению лесника свернули, чтобы сократить путь и попали в небольшой овраг, непрерывным мат кудрявым морозным облачком повис над вспотевшей группой. Трое тянули, трое толкали, прапорщик командовал, лесник переживал. Борозда глубоко вспаханных сугробов отмечала пройденный путь, искристые льдинки обметали воротники зимних комбезов, красные лица снегирями алели на фоне белого снега. Сердце готово было выскочить из груди, но застревало где то в районе горла и порция мата проваливала его обратно. Дикие истошные вопли: - Давай, тяни! Трам-пам-пам! Сам толкай! Трах-тарарах! - распугали лесную живность на несколько километров вокруг. Чуковский был бы счастлив, если бы воочию увидел свое мифическое животное, обретшее плоть и звук, многорукое, многоногое и многоголосое.

Но любая дорога заканчивается и несчастный снегоход обрел покой у домика лесника. Бойцы втянулись в избушку и попадали там прямо на пол. Сказать, что они устали, было равносильно сравнению ревущего торнадо с легким весенним ветерком. Руки дрожали мелкой дрожью, бока ходили ходуном, ноги просто не двигались. Первая часть спортпразднества удалась на славу.

Спиридоныч мелким бесом метался по кухне. Результатом его стараний явилась большущая сковорода картошки с кусками отварного мяса, хлеб был нарезан громадными скибками, сбоку дышал жаром чайник с крепчайшим чаем, рядом скромно притулилась вскрытая банка сгущенки. Участники соревнований из лежачего положения мигом приняли сидячее вокруг стола. Застучали ложки, зачавкали рты, забурчали желудки. Лесник с прапорщиком ели отдельно на кухне. Спиридоныч появился в комнате, пошарил где то в шкафу и украдкой передал одному из бойцов ополовиненную бутыль с мутноватой белесой жидкостью.

- Отец, а мясо то чьё?

- Дак хвост бобриный это. - Лесник лукаво усмехнулся и умелся на кухню к прапорщику.

Возникшую легкую тошноту загнали внутрь несколькими глотками теплого самогона*, который коварно почти мгновенно напал на центральную нервную систему, выключив все двигательные и мыслительные функции, бойцы снова попадали на пол, словно колосья под опытной рукой жнеца.

Пробуждение было ужасно. Крики и пинки прапорщика, дребезжащий тенорок лесника сливались в одну какофоническую пьесу, от которой хотелось бежать подальше. Допив остатки чая, взъерошенное воинство вывалилось во двор. Там их ожидали санки с огромным тюком на них, наступающий вечер и крепчающий мороз. Спиридоныч дал последние указания прапорщику, показав короткий путь и, помахав рукой, скрылся в избушке. С молодецким уханьем отдохнувшие бойцы впряглись в санки и потащили их навстречу молодому месяцу.

Обратная дорога всегда короче, тем более если путь лежал по срезанному маршруту. Добрались до своей пробитой лыжни и покатили дальше с песнями, настроение не портила даже высунувшаяся из тюка конечность, подозрительно напоминавшую лосиную ногу, которая упорно цеплялась за снег и все кусты. Дежурный по КПП* споро открыл ворота и то ли отдал честь, то ли покрутил у виска пальцем, встречая загулявших спортсменов. Те споро докатили санки до столовой, оставили прапорщика разбираться с сонным поваром и наперегонки рванули к теплой казарме, спеша поразить воображение сослуживцев многокилограммовым хвостом бобра и многолитровой бутылки самогона.

______________

Боевой Листок - стенгазета мелкого формата, служащая для демонстрации успехов в деле боевой и политической подготовки, оформляется «вечным» художником, за что тот имеет преференции в виде давления массы в Ленинской комнате.

Увал - увольнение за пределы части, то есть когда солдат имеет полное право есть эскимо, ходить в кино, смотреть на девушек, быть застегнут на все пуговицы и ему за это ничего не будет.

Гонады - некоторые путают с гландами, но они находятся на другом конце мужского тела.

Хоздвор - хозяйственный двор, место обитания свиней и свинарей, сладкая синекура для залетчиков.

Бигфуты - дословно с языка вероятного противника - большеногие, так называли снежных людей, солдаты советской армии автоматически переходили в разряд йетти, когда надевали лыжи или будучи отправлены на расчистку стрельбища от снега.

Кондотта - «вольный отряд» под руководством кондотьера, который и получал всю заработанную славу.

Кордон - временное или постоянное обиталище лесника или егеря, в общем чудесатое место.

Фуфлыжник - лыжник, одетый в фуфайку или ватник, т.е. существо совершенно не спортивного вида.

Сусанин - первый российский полупроводник, героически заведший отряд поляков и литовцев в костромские болота, ибо не надо так далеко заходить в Россию, болот на всех хватит.

Генерал Мороз - легендарный русский военачальник, по сведениям из западных источников, в одиночку победил гитлеровские и наполеоновские армии. Действует преимущественно зимой, хотя отмечались и летние атаки, так что не уверен, не нападай.

Самогон - он же первач, горилка, спотыкач, буряковка и так далее. По слухам - национальный русский напиток, которым выкармливают даже грудных медведей. Рецептура у всех разная, действие на организм практически одинаковое: утро - это что-то.

КПП - контрольно-пропускной пункт, последняя преграда перед заслуженным увалом.
Оценка: 1.5205 Историю рассказал(а) тов. al2 : 05-07-2017 08:42:35
Обсудить (10)
06-07-2017 11:07:50, Нойруппин
"500 сибирских километров"... Норма набега на лыжах-дровах ...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая   Конец
Архив выпусков
Предыдущий месяцАвгуст 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru