Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Учебка

Во время очередного обхода станции, предусмотренного должностной инструкцией, увидел афишу Валерия Сюткина...нахлынули воспоминания...
Середины своей девяностые еще не достигли. То есть Агузаровой, конечно, уже давно и основательно не было, а Ленца ещё не было в принципе. Был Сюткин. Обаятельный, с хорошим голосом, с отменной подачей, этакий интеллигентный невычурный стиляга с его непревзойдёнными (на мой взгляд) новыми "старыми" песнями и перепетыми и по-своему, но очень качественно и в хорошей аранжировке добрыми хитами прошлых лет. В общем "Браво" имело в то время самый оптимальный, я бы сказал - бравый, состав. Опять же, на мой взгляд. После гастролей того года Сюткин подался сольничать, а солнце замечательного когда-то коллектива начало закатываться.
Плеяда курсантов, отличников, либо крепких хорошистов всякого рода "П" (и стиляг в душе), уважающих старый добрый рок-н-ролл(со всеми допусками) вожделенно ожидала вечера субботы для культпохода в Нижегородский ТЮЗ на концерт "Браво". Все было "на мази" - билеты куплены, джентльменское соглашение с начальником курса о выходе в увольнение на час раньше установленного распорядком дня времени, не смотря на оргпериод, заключено. Осталась самая малость - не «залететь».
Но мудрость народная, хоть и не как Уставы - кровью, но писана тоже не «с потолка». А по ней - куда курсанта не целуй, все равно хлеб, намазанный маслом, падает на пол по закону бутерброда, а не какого-то там дедушки Ньютона. По писанному и вышло...
Не помню уже, с чем был связан и в чем особенно выражался тот оргпериод, но утренняя зарядка в это время была перенесена со склона Оки на территорию самого училища. Территория небольшая и два десятка курсантских рот друг за дружкой, с постоянными остановками и пересчётом - больше стоим, чем бежим. Зябко, однако. И как-то так само собой получилось, что наш курс на очередном круге забрел погреться в баню. Наверное, так решил коллективный разум, а ему подчиняются инстинктивно и машинально.
Дневальные по бане первокурсники даже и не помышляли о сопротивлении, к тому же мы были уже не первыми, таких вот замёрзших умников набралось роты три или четыре. Все армейцы, кроме нас. Ну и, как и должно было быть по законам жанра, тут нас, тёпленьких, и «накрыл» один из «счетоводов». Как и следовало ожидать, "своих" майор выгнал взашей немного пристыдив, а моряков, конечно же, решил сдать не только с потрохами, но и вместе с содержимым тех самых потрохов. А именно - взял всех «на карандаш». Причем всех поименно, точнее пофамильно. Это и сыграло главную роль в том, что один из нас все же попал на концерт вечером той субботы, которого мы, естественно, были лишены.
Суть в том, что в тот день звёзды легли так, что ротный почему-то не стал утруждать себя ни малейшими логическими напрягами, которые были, пожалуй, естественны в данной ситуации, а просто вычеркнул из увольнения тех, кто изволил греться в бане во время утренней физической зарядки - согласно списку. Кроме наказания неконцертом для нас, кое какие экзекуции были применены и к остальным «банщикам». Не подверглись им лишь те немногие, которые в "расстрельных" списках не значились. То есть, кроме суточного наряда, те, кто был фактически болен и освобожден или те, кто не забежал в баню, а сныкался в учебном корпусе или в прачечной...
А на концерт пошел всего один из нас - Лешка Агафонов, которого ни в списках больных ни в списке «залетчиков» не наблюдалось по самой наибанальнейшей причине - он вообще не встал по подъёму, а мирно посапывал в койке до команды дневального "Смирно!" по прибытию начальника курса.
Так что выбирая меньшее из зол между пере- и недо- бдеть, порою стоит не бдеть вообще.
Оценка: 1.1414 Историю рассказал(а) тов. Барс : 14-11-2015 22:02:53
Обсудить (0)
Версия для печати

Группа "Юг"


Вместо эпиграфа:
http://bigler.ru/forum_vb/showpost.php?p=3859580&postcount=4900



В каждом курсантском подразделении, как и вообще в военном, всегда существовали, существуют и будут существовать землячества. И это правильно и здо́рово с той стороны, что все проблемы легче и проще решать вместе. Да и просто в отпуск ехать веселее: зимой - занимая половину салона самолёта, а летом - наводя ужас на проводниц, когда крепкие бритые парни со всего состава собираются в одном купе.
Называются землячества у военных как? Правильно - «мафия»! Самые многочисленные «мафии» всегда наблюдались у нас откуда? - с Кубани. И, практически официально, эта кагорта в любой курсантской роте звалась, конечно же, «Краснодарской мафией». Нормальные все ребята, но как рассказал один из её представителей, получивший погоны лейтенанта в 1995 году: «...Была у нас одна трудность, которую даже дружно всей командой сходу решить было невозможно...».
(Далее - от его имени)
- На нашем курсе (примерно из ста набранных) человек, наверное, двадцать пять было с Кубани. Между собой мы сразу нашли общий язык, все проблемы решались вместе и легко. Домой - дружно весёлым табуном, а если к кому родители приезжали - привозили баулы на всю нашу «мафию». То ли график у них был какой, то ли просто ездили они часто, но проблем с домашней снедью у нас никогда не было.
С физкультурой мы дружили, даже очень. И по природе, и отдельное спасибо первому начальнику курса капитану 3 ранга Кириленко Александру Сергеевичу. Турник стонал, брусья не всегда нагрузки выдерживали, а «конь» - так тот сам убегал, завидя нас, чуть не галопом. Но была у нас одна трудность - лыжи. Лично я, учась в школе, лыжи и коньки только в спортивном магазине видел, разглядывая их, как чукча папайю. Ну не востребован был этот товар на берегу Чёрного моря! А тут выдал нам старшина по две деревяшки и железные «кандалы» к ним, сказав, что это крепления.
Первую пару собирали комиссионно. Картину эту впору было назвать как известную всем басню Крылова И.А., только с одной стороны, вместо очков выступала пара деревянных военных лыж, а с другой - не одна, а целая толпа курсантов-мартышек. Положение спас Саня Макаров (Макар), уроженец Нижегородской области (первый разряд по лыжам). Посмеиваясь над нами, неучами, объяснил что к чему. Остальные пары лыж и креплений дались уже полегче - по образу и подобию первой. Кто-то где-то слышал, что для лучшего скольжения лыжи хорошо бы осмолить. Осмолили. И вот, наконец, снегу стало столько, что можно было начинать осваивать доселе неизведанное.
Дебют провалился с треском! И в переносном и в самом прямом смысле. Как стартовали взводами (а нас в каждом взводе было примерно равное количество) - так взводами же на снег и ложились. Прямо на старте и дружно. Все ж считали, что если первым рванёшь, то бежаться будет легче, свободнее и, конечно же, быстрее. Лишь немногим шустрым северянам удавалось вырваться из окружения тел южан и «деревяшек», называемых лыжами. Здесь же картина сравнима со строками лермонтовского «Бородино»: смешались в кучу лыжи, люди...и маты нескольких курсантов слились в... Саня же Макаров, хохотнув, встал на свои модные пластиковые и, взмахнув пару раз палками, как птица крылами, растворился за снежной пылью.
Это, конечно, было весело и азартно, и на определённом этапе в какой-то степени могло даже нравиться, но только не нашим командирам и преподавателю физо́. Потому что за первый месяц снега сдвигов было ровно ноль.
Проблема была налицо. Ведь за лыжи оценка по физической подготовке может быть снижена вплоть до неудовлетворительной, а это значит, что под угрозой отпуска́. Да и в диплом оценка на третьем курсе пойдёт. Тем обидней, что курс-то наш не был в числе отстающих по физо, даже наоборот. А тут раз за разом наблюдался «массовый падёж» курсантов прямо на старте. К тому же нашу «краснодарскую мафию» значительно «усиливала» молдавская, крымская, южно-украинская и прибалтийская группировки - итого процентов сорок курса неуклонно тянуло ко дну остальную, подававшую надежды, часть, не давая ей нормально стартовать. Причём наши офицеры и преподаватель физподготовки этой проблемой озадачились, пожалуй, даже более серьёзно, чем мы.
Решение было принято после уже обычного для нас, как под копирку, с лежанием на снегу, старта второго взвода на очередном занятии. Всех оставшихся «южан» вывели из строя, благо, за первым взводом не пришлось далеко идти, кого-то принесли с трассы. Так конкретно на «лыжное время» был сформирован самый большой взвод на курсе с типичным для военной среды названием - группа «Юг». «Северян» же равномерно растасовали по остальным взводам. Для обучения группы «Юг» пользованию лыжами ей был придан Макар. Начались тренировки.
Бедный Сашка! Мало того, что он был связан по рукам и ногам нашим обучением и ему всегда выговаривали, так ещё и сам был лишен возможности покататься на лыжах в удовольствие. Пробел ему приходилось восполнять в личное время, иногда выпросившись у взводного на лыжную пробежку. К тому же положительной динамики в лыжном вопросе у нас особо не наблюдалось. Поэтому в течение следующих двух лет Макар был безутешен, а мы, в основном, проходили нужную дистанцию «по-военному» - на лыжах первые сто метров после старта и последние столько же перед финишем, плюс полтораста лыжных метров посредине пути на развороте в обратный путь, остальное - просто бегом с лыжами в руках или на несуществующем горбу.
Нет, каких-то успехов мы, конечно, добились: научились медленно-медленно, не падая, стартовать и двигаться с лыжами на ногах эти самые двести метров, через год-полтора некоторые даже доходили на лыжах до финиша...но не более того. А час «расплаты» близился...
Хотя и к экзамену мы все подошли с определённым багажом оценок, но если по лыжам схватить «два шара», то всё... приплыли - не поможет и членство в сборной, ведь итоговую оценку в диплом по физической подготовке формировали оценки по всем упражнениям*!
Утро выдалось солнечным, лежавший ещё вчера пушистый снег быстро таял и превращался на наших глазах в ледяную корку...
Радостный Макар (сегодня он не был к нам привязан) «сделал нам ручкой» и исчез после команды «Старт!» за ближайшими кустами. Вся группа «Юг» старательно, высунув языки от нетерпения побыстрее финишировать, медленно двигалась к стометровому рубежу. Никто не упал! Зайдя за ближайшие кусты, мы «растреножились» и, взяв в каждую руку по лыжине с насаженной на неё палкой, начали набирать скорость. Дистанция в пять километров бегом для курсанта - «семечки» и буквально через полтора километра мы уже увидели спину нашего «тренера», который не угадал со смазкой и, высунув язык от напряжения, «боролся» с настом. Хотя, я даже не представляю, существует ли лыжная мазь специально для наста.
На промежуточный старт - два с половиной километра - мы дружно прибежали раньше, естественно, снова нацепив лыжи перед последним поворотом и сняв их сразу после него на обратном пути. Макар на этом этапе снова вырвался вперёд. Но ведь снова ни один из «мафиози» не упал лицом в снег! Оставшуюся половину дистанции мы снова прошли раньше него, изрядно подпортив ему накатанную лыжню своими ботинками.
Физподготовку сдали все.

______________________________________
*Вдруг кто не знает, согласно НФП - Наставлению по физической подготовке, - все виды «физкультурной деятельности» в Вооружённых Силах названы упражнениями с присвоением определённого номера. Например, упомянутая в рассказе лыжная гонка на 5 км называется «Упражнение 53»
Оценка: 1.2429 Историю рассказал(а) тов. Барс : 12-10-2015 22:06:01
Обсудить (63)
16-10-2015 17:12:22, Старшина
Не, ну вы видали? Какой гад! Литва для литовцев! Саюдис ...
Версия для печати

Информатика - страшное слово

Для кого-то знакомство с компьютерами происходило в этой жизни легко и просто. Точно так же как с телевизором, радио или другой бытовой техникой, которую ребенок видит, ощущает, слышит сегодня с младых лет.
Лично я свою первую встречу с подобным аппаратом - компьютером отношу к далекому 1988 году. Тогда на кафедре управления в нашем военном училище читался небольшой учебный курс «Основы информатики и вычислительной техники». Краткий, всего-то пять месяцев. Чтобы курсанты, будущие командиры представляли себе, что есть вот такое новое веяние, как вычислительные машины, призванные облегчить жизнь служивого человека.
- Может быть, даже пригодится вам в отдаленном будущем, - размышляли неуверенно преподаватели на занятиях, приводя нам абстрактные примеры пользы компьютеров в войсках.
Как сейчас помню, что «преподом» у нас был подполковник Коломяец, большой такой дядька, килограмм под сто двадцать массой, с «очочками» в роговой оправе на мясистом носу. Не знаю, где его учили так читать лекции, но с самого начала нам все было абсолютно непонятно. И даже запутанно.
Впрочем, все вопросы в нашей жизни решаемы, при желании. Или почти все. В военных учебных заведениях всегда широко практиковалось использование личных талантов, профессиональных навыков курсантского состава.
Я, например, мог достаточно бегло печатать на пишущей машинке.
Поэтому, ротный быстренько меня «сдал» начальнику кафедры управления. В ее недрах я все пять месяцев на занятиях по ОИВТ настукивал на машинке, (а потом даже на том первом, непонятном компьютере. То был 1988 год, не забывайте) главы из научных творений нашего умного босса.
Понятно, что зачет по предмету я получил «автоматом». А отвращение к «странной» машине с монитором и раздельной клавиатурой у меня осталось потом на долгие годы. Тем более, в стройбате персональных компьютеров никто не видел даже в рекламных целях. Зачем и кому нужна на стройке такая роскошь?
Зимняя сессия уже в разгаре. В соседнем взводе у нас был курсант Саша Цимирь. Не смотрите на его фамилию. Это нестандартный случай, когда перед вашим образом сразу появляется худосочный ботаник - отличник, еврей с близоруким взглядом. Неееет.
Наш Саша слыл большим разгильдяем и любителем выпить. Не смотря на свою иудейскую кровь в жилах, он проявил себя в роте как специалист на все руки.
Телевизор вам надо отремонтировать? Пожалуйста. Клапана у машины отрегулировать? Легко. Гараж сложить? Да без проблем. Только не забывайте мне отметки в зачетке вовремя проставлять. Я ж не просто так горбачусь в учебное время.
Короче, держали его в училище исключительно благодаря строительно-ремонтным талантам. Ну, любят наши люди халяву, в том числе преподаватели в погонах. Это ж вечно и неистребимо на российских просторах.
Однако, перед Коломяйцем на кафедре управления Саша прогнуться не сумел. Или не успел. Поэтому, когда его родной взвод сдавал зачет по ОИВТ, он сидел в старшинской каптерке, чесал свою рыжую шевелюру (да, да, Санька был рыжий еврей. Я таких больше нигде не видел), и мучился неразрешимым вопросом:
- Как сдать зачет? Что такого плохого или хорошего сделать для месье Коломяйца, чтобы он поставил свою закорючку в зачетке? Но при этом не мучил расспросами о страшном «электронном чудище» и чудесах программирования?
Все прекрасно знали о Сашиных экзаменационных мучениях. Но помочь не спешили. Хотя, «чудеса» все же бывают на свете.
В один прекрасный момент дверь в каптерку распахнулась. В нее влетел балагур и весельчак, мой бывший замкомвзвод Косяк (хм, почти в рифму получилось). А Косяк - это фамилия такая, белорусская.
- Цимирь! У Коломайца файлы зависли, технике совсем хана, ругается «препод»! - заорал очень убедительно Косяк с порога. - Короче, надо сходить и прибить их. Будет тебе зачет, точно говорю!
Вот, он - долгожданный час Сашиного триумфа!
Саша Цимирь недоверчиво взирал на Косяка. Он хорошо знал, что «замок» - большой балбес и любитель всяческих розыгрышей. Поэтому, интуитивно чувствовал возможный подвох.
- Цимирь, ты что, мне не веришь? - Кося сделал удивленно- обиженное лицо. - Ты мне друг или нет? Для тебя ж из всех сил стараюсь.
Хочу немного пояснить ситуацию, точнее, возможные ассоциации со словом «файл» в 1988 году у парнишки, который прибыл в столичный (пусть город республиканского значения) из далекого Муходранска. Компьютеры он не видел даже по телевизору. Что «файл», что «планета Сатурн» для него были абсолютно непостижимыми, абстрактными понятиями.
В словах Косяка Саша Цимирь уловил лишь одно знакомое и милое его слуху звучание: «Надо прибить». Ну, это нам знакомо, это мы могем...
Можете не верить, но двадцать пять лет назад, в начале компьютеризации нашей жизни, подобное событие могло иметь место в процессе обучения даже на уровне ВВУЗа.
Думаю, что примерно такой ход мысли напряженно крутился в рыжей голове курсанта, когда он смотрел на весело-розовую физиономию Коси. Тот уже сдал зачет, и ему очень хотелось повеселиться. Вы видели, наверное, схожую ситуацию, когда ваш любимый пес во дворе сходит в туалет, а потом радостно нарезает круги по газонам, наслаждаясь жизнью, гоняя кошек.
Вот так же наш Кося думал, где и как ему можно нашкодить - пошалить после решения трудных «умственных» задач.
Саша Цимирь все же принял решение. Шанс сдать зачет у него появился, надо только действовать. Немедленно. Вдруг еще объявятся желающие, умельцы - строители? Перебьют, чего доброго, выгодный «подряд».
Он достал свой любимый молоток, сумку с инструментом, посмотрел в ней наличие гвоздей, шурупов, дюбелей. Все на месте. Оглядев других сидельцев в старшинской каптерке, их серьезно-озабоченные лица, «мастер на все руки» отправился на кафедру.
Как сейчас вижу курсанта Цимиря, шествующего через плац в направлении учебного корпуса. В одной руке молоток, в другой сумка. Всем понятно, что ротный «кладезь мастерства и знаний» идет хвалиться своими профессиональными навыками «преподу» по ОВИТ.
Кося с нетерпением крутился рядом. Не успел Саша выйти из казармы, «замок » схватил телефонную трубку на тумбочке дневального и стал названивать дежурному по учебному корпусу, объясняя ситуацию и суть своего прикола. Успел.
- Пацаны, смотрите, что щас будет! - это дежурный пролетел мимо курсантов, толпящихся у кабинета, где сдавали зачет по ОИВТ.
Народ невольно напрягся.
Рассказывать подробнее у него не оставалось времени. Цимирь появился из аппендикса коридора, уверенно приближаясь к двери с вечной надписью в период сессий: «Тихо, идет зачет» и списком лиц, определяющим порядок захода на «экзекуцию».
- Ну, че, парни, меня тут Коломяец звал, типа, порядок надо навести, технику подправить, - заявил громко Саша.
- Звал, так иди.
В очереди ожидающих зачета никто не возражал.
В кабинете все было очень чинно. Как и положено во время сдачи зачетов - экзаменов. Подполковник Коломяец восседал за своим столом, попивая минералку. Перед ним один из курсантов пыхтел и парился, пытаясь ответить на вопросы билета. Еще пять голов за столами склонились, готовясь хвалиться своими знаниями в «области техники программирования».
У окна мерно гудели несколько «страшных» аппаратов. Со стены на учебный процесс взирали классики марксизма-ленинизма, напоминая о вечной необходимости учиться. На окне билась головой о стекло проснувшаяся от тепла толстая муха. Все как обычно в период учебной сессии.
Звучит уверенный стук в дверь.
- Войдите, - благожелательно повелевает Коломяец.
- Товарищ подполковник, курсант Цимирь для сдачи зачета прибыл.
И без всякого перехода «взял быка за рога»:
- «Тащ» полковник, мне сказали, ЧТО У ВАС ТУТ ГДЕ-ТО ФАЙЛЫ СЛОМАЛИСЬ - ЗАВИСЛИ. Я МОГУ ПОМОЧЬ ИХ ОТРЕМОНТИРОВАТЬ, ПРИБИТЬ. ИЛИ ДАЖЕ ПРИКРУТИТЬ НА ШУРУПЫ!
В знак серьезности своих намерений Саша положил на ближайший стол молоток и сумку с инструментами. Мол, я уже готов к работе.
Секунд на пятнадцать в кабинете установилась полная тишина.
У Коломяйца медленно отвисала челюсть.
Курсант, отвечавший на вопросы билета, вздрогнул и от неожиданности выронил из рук листок с тезисами на пол.
Его коллеги за столами одновременно повернули головы в сторону Цимиря, пытаясь переварить услышанное.
Казалось, что даже компьютеры заработали тише, словно испугавшись, что их могут прибить сейчас тяжелым молотком.
Дальнейший ход событий рассказывали курсанты, стоявшие за дверью кабинета.
Первым от ступора очнулся подполковник Коломяец.
- ПОШЕЛ ВОН, ИДИОТ!! - заорал возмущенный препод.
Дверь из аудитории в коридор резко распахнулась. Сначала с грохотом на пол коридора вылетел молоток. За ним плюхнулась сумка с рабочим инструментом. Вслед выскочил, красный, как рак, сам Саша Цимирь.
- Сволочи, гады, уроды! - причитал незадачливый мастер - «знаток ОВИТ», ползая по полу и собирая рассыпанное имущество.
Ржали все, курсанты в коридоре и в кабинете. Понятно, в момент напряжения сдачи зачетов или экзаменов подобные выходки дают сильную разрядку напряженным нервам.
Только Коломяец высился стодвадцатикилограммовой громадой в дверном проеме, своей угрюмостью и монументальностью напоминая бегемота из мультфильма «Ну, погоди».
- Ротного ко мне, немедленно, - приказал он ближайшему курсанту в коридоре.
Саша Цимирь, подхватив свои вещи, помчался с молотком в руке за Косей, который не утерпел и тоже заявился в учебный корпус, чтобы посмотреть на спровоцированное им представление.
Цимирь огреб от ротного несколько нарядов вне очереди за свою доверчивость. Или тупость. Как он сдал злополучный зачет, я до сих пор не знаю, история тоже о том умалчивает.
Предстоящий зимний отпуск навевал тогда совсем другие планы и мысли в том далеком 1988 году.
С моей странички на Проза.ру
http://www.proza.ru/2013/11/27/222
Оценка: 0.7386 Историю рассказал(а) тов. Маркус Норман : 13-07-2015 16:07:23
Обсудить (10)
18-07-2015 13:54:05, Пиджак в запасе
Учебник Ершова - 1985 год....
Версия для печати

Осеннее солнечное замечательно-нежное воскресное утро. Наш курс в большом наряде, я - дежурный по учебному корпусу, слегка очумевший от ничегонеделанья. Отправил своего помощника на завтрак, сам выполз покурить на главный вход (чего делать низзя!), стою, жмурюсь на солнышке...Хорошо! Все мысли...неожиданно прервались раздавшимся вдруг, как глас божий с разверзнувшегося неба, Щербатюковским:
- А ну, сынок, поди-ка сюда!
Матьмояженщина, начфак! А фуражка моя где?...Нельзя ж тут курить...Во «попал»! Пиzдец котёнку... - такие мысли в голове веером, а ноги рефлекторно уже сами печатают строевым в его направлении (и правильно, известно ж, что подчинённый перед лицом начальствующим должен иметь вид лихой и придурковатый...), но он жестом и словом останавливает меня:
- Отставить! Здравствуй, ну-ка на, подержи! - и протягивает мне свои тужурку с фуражкой.
Я в недоумении принимаю его вещи, не понимая: зарядку он что ли делать собрался? А он в задумчивости побродил пару минут по газону и... полез на рябину. Примостился там кое-как, достал из кармана пакет и гроздья в него обрывает.
Первая мысль: снится мне это, что ли: каперанг на дереве?! Рассказать кому - ведь не поверят же!
Чу! Буцк-буцк-буцк! - из-под арки выплывает первый курс факультета, вверенного сидящему сейчас на рябине флотоводцу. Завидев большого и прямого начальника вблизи по курсу, старшина подаёт команду:
- Курс!
- Ух, ёпт! - это Щербатюк с дерева.
- Смиррна!!!
- От же ж блядь! Держи пакет! - это уже мне, хватаю пакет из его рук.
- Равнение направо!
- Фуражку! Фуражку давай! - выхватывает протянутую мной фуражку, быстро нахлобучивает её себе на голову и держась левой рукой за мачту-рябину, правой отдаёт воинское приветствие в висе.
- Здравствуйте, товарищи курсанты! - раздаётся с дерева.
- Здравия желаем, товарищ капитан первого ранга! - дружно отвечают ему с асфальтовой дорожки.
Меня просто плющит от смеха, только и думаю, чтоб не уронить начальственную тужурку (плохая примета). Через пару минут после того как мы с начфаком произвели обмен пакета на фуражку, снова слышим: буцк-буцк-буцк. И снова с одной стороны - «Курс, смирно! Равнение на...», а с дерева - «Ух, ёпт! Фуражку давай!...». И снова одной рукой за дерево, вторая - «к уху», и:
- Здравствуйте, товарищи курсанты!
- Здравия желаем, товарищ капитан первого ранга!
На фоне утреннего неба наш начфак смотрится вперёдсмотрящим времён парусного флота, а я от смеха уже с трудом сдерживаю свою малую нужду.
Снова обмен пакета на фуражку и через несколько минут - точь-в-точь та же картина. Меня уже буквально трясёт.
После третьего приветствия Щербатюк слезает с рябины, отряхивает брюки с рубашкой и со словами:
- От блядь, хер удержишься ещё одной-то рукой! Спасибо, сынок! - берёт свои шмотки и уходит.
Я сползаю на газон в конвульсиях.
Оценка: 1.5342 Историю рассказал(а) тов. Барс : 21-05-2015 21:25:45
Обсудить (26)
08-06-2015 15:43:30, Кадет Биглер
Не-не-не, ВВС - это другой мир....
Версия для печати

Мы, кто поступал в училище со «срочки», приезжали на месяц раньше «школьников» - в начале июня. Жили в БОУПе*, и, чтобы мы могли сдать экзамены, для нас проводили занятия по наукам. Через неделю после приезда собирают нас всех Медведенко с Краюшкиным* и начинают опрос, кто на какой факультет желает поступать. Вопрос начфака:
- Что такое БПК?
- Большой противолодочный корабль! - радостно хором отвечаем мы. Мореманы ж, куды деваться.
Медведенко, сначала нахмурившись, затем крякнув и снова просветлев:
- Вы куда приехали? Поступать в училище ты-ла! Поэтому теперь БПК для вас - это банно-прачечный комбинат!
____________________________________________
*БОУП - батальон обеспечения учебного процесса.
*Капитан 1 ранга Медведенко Анатолий Ле́вкович - начальник факультета тыла ВМФ в описываемое время, капитан 2 ранга Краюшкин Александр Павлович - его заместитель по воспитательной работе.

Оценка: 1.2391 Историю рассказал(а) тов. Барс : 20-05-2015 07:20:51
Обсудить (0)
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая   Конец
Архив выпусков
Предыдущий месяцНоябрь 2016 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2016 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru