Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Вероятный противник

Натовское "братство" и наши вредные стереотипы.


Благодаря «родным» российским СМИ, отчасти блогам и прочим социальным сетям, в нашем восприятии регулярно складываются стереотипы, которые при ближайшем рассмотрении не имеют под собой реальной основы. От каких-то мы постепенно отказываемся, другие сидят в нашем сознании достаточно плотно.
Например:
1. Американцы - «большие братья» для большинства своих европейских коллег. Соответственно, америкосы являются объектом уважения для тех наций и народов, кого так или иначе вовлекают в сферу своего социально-экономического, военного влияния.
2. Поляки исторически негативно относятся к русским, но преклоняются перед звездно-полосатыми демократами.
3. Русские больше всех в Европе любят выпить, а потом непотребно себя ведут.

Список стереотипов можно значительно продолжить. Пусть они выглядят немного гипертрофированно в моем изложении, но в том или ином виде вы, несомненно, с ними встречались. И я тоже.
Забавно, когда тебе приводят, буквально по пунктам, прямо противоположенные примеры.

*****
Афганистан, одна из совместных натовских баз, 2010 год. «Совместных» означает, что на ней бок о бок трутся (или служат) америкосы и поляки. Причем, последние находятся в явном большинстве по численности военнослужащих, а командование базы совместное, американо-польское.
На точку регулярно прилетают русские вертолеты МИ-8. Они сейчас в немалом количестве присутствуют в Афгане, обеспечивая непрерывную логистику, тыловое снабжение натовских войск.
Пилоты, в основном, старой закалки, в возрасте от 40-45 лет и старше. Те, кто помнят еще «советский» Афган, служили там когда-то молодыми лейтенантами. Все держатся за свои места, а потому, никаких вольностей со спиртным. На полеты идут трезвые, как стеклышко, готовые выполнять поставленные задачи в условиях, приближенных, иногда, к боевым.
На вертолетной площадке натовской базы наш борт встречает польский офицер и с ним десяток солдат, для разгрузки карго. Лейтенант видит на хвосте вертолета российский триколор, радостно заводит разговор с экипажем. Когда узнает, что командир воздушного судна родом из Калининграда, чуть ли не бросается обниматься. Для него это почти земляк.
Молодые польские солдатики русский язык знают гораздо хуже офицера, но тем не менее, мешая русские, польские, украинские слова, тоже приветливо здороваются. В их поведении не чувствуется никакой вражды, напряжения или скованности.
- Слушай, а водки можете в следующий раз нам привести? - спрашивает лейтенант у командира борта.
От поляка явно разит вчерашним перегаром. Ему хочется хотя бы бутылку холодного пивка опрокинуть. Но в натовских базах и лагерях, за редким исключением (например, в Герате) сухой закон. Спиртное, конечно, завозят на точки, однако, не в тех количествах, как хотелось бы служивым. Те же амеры решают вопрос проще: курят травку или балуются героином. Благо этого дерьма гораздо больше в оккупированной стране, достать его не проблема, оно стоит сущие копейки.
- Не, извини, брат. Спиртное мы не возим с собой, не положено, - разочаровывает нового знакомого русский капитан.
- Ладно, тогда мы украинских пилотов попросим. Или молдаван, - немедленно отзывается, не шибко расстроившись, польский «младонатовец».
Разгрузились, улетели. Работы много у русских вертолетчиков в Афгане. Всех новых встреч и знакомств не упомнить.
В следующий раз наш борт на той же точке встречали уже четверо американцев.
- Спиртное, водку привезли? - вместо приветствия буркнул офицер.
Его плохое настроение, скорее всего, объяснял свежий бланш под глазом.
Впрочем, трое подчиненных выглядели немногим лучше. У каждого на лице или на бритой голове виднелся аккуратно приклеенные пластыри. Причем закрывали они отнюдь не случайные порезы от бритвы.
- Нет у нас алкоголя. Не возили и не возим, не наш бизнес.
Позиция кэпа была категорична.
Взгляд амера чуть-чуть смягчился.
- Ладно, верим, досматривать вас не будем. Но если привезете хоть одну бутылку горячительного этим разгильдяям... то будут большие неприятности, как у вас, так и у вашей вертолетной компании. Наше дело предупредить о последствиях...
Офицер выразился более смачно-неприлично, насколько позволил ему английский язык.
Капитан проследил взгляд собеседника, направленный в сторону отделения польских «войников», шагавших для разгрузки борта.
В воинских коллективах, тем более в интернациональных, господствуют самые разные настроения и обычаи. На данной точке у поляков (с молчаливого попустительства офицеров) любимым развлечением в свободное время (после принятия на грудь) стали разборки с амеровскими коллегами. Польский контингент в составе войск НАТО в Афганистане относительно небольшой. Служить в неспокойную страну присылают, действительно, хорошо подготовленных, физически развитых бойцов и офицеров.
Физическая сила, вперемешку с дурью и личной неприязнью к американцам, подогретая спиртными парами, периодически, выплескивается в банальный мордобой с амерами, о котором долго вспоминают потом в процессе рутинной службы. Был бы всегда рядом столь сильный раздражитель, а реакция на него не заставит ждать.
Можно еще привести примеры о том, как бриты на странной афганской войне собачатся со звездно-полосатым патроном. Амеры в свою очередь терпеть не могут немцев и итальянцев. В итоге от хваленного «натовского братства» не останется и следа.
А наши стереотипы были, есть и будут. Просто относиться к ним надо критичнее, анализируя постоянно меняющийся вокруг нас мир.



Лагерь миссии ООН в Афганистане у дороги на Кандагар из аэропорта.
Лето 2010.
Оценка: 1.3830 Историю рассказал(а) тов. Маркус Норман : 11-08-2015 10:55:40
Обсудить (8)
13-08-2015 11:47:02, Маркус Норман
Все верно. В Афганистане много выходцев из стран СНГ работ...
Версия для печати

Леди, лица, маски в форме, с автоматом за спиной.

«Деревяшка» на натовской базе под Кандагаром - это местечко непременной тусовки личного состава в свободное от службы время. Здесь расположены небольшие магазинчики, РХы, кафешки и прочие нехитрые места увеселений людей в форме. Периметр (настил или «проспект») перед торговыми точками сколочен из грубых досок. Потому, в обиходе у русских пилотов и техников данное место получило название «деревяшка».
Сами солдатики чаще отправляются на шопинг без формы. Совсем по «домашнему» - в шортах или спортивных трусах, в футболках и шлепах на босу ногу. Шарахаются, воркуют с дамами, пьют свою любимую кока-колу и лопают гамбургеры. Все бы нормально. Вот только М-16 за спиной каждого воина постоянно напоминает о месте событий.
Не перестаю удивляться, пока, в двух случаях:
При встрече с бабушками-тетушками лет пятидесяти. Морщинистые лица, седые головы или же перекрашенные вульгарно, ТЕ ЖЕ СПОРТИВНЫЕ ШОРТЫ, ФОРМЕННЫЕ ФУТБОЛКИ. Плюс непременная М-16 за плечом у каждой.
- Интересно, где же и кем они служат? - задаю себе вопрос.
Секретарши? Медсестры? «Инструкторы по снайперской стрельбе», хе-хе... Ответа, пока, нет. Но при случае, обязательно выясню.
Противоположенный пример на тему «оружие и дамы» тоже заставляет меня глубоко задумываться. (Причем так, что забываю, зачем пришел на «деревяшку». Шутка.)
«Противоположенный» потому, что здесь главный «герой» уже относительно молодая барышня. Прикид все тот же, военно-спортивный: футболка, шорты, белые носки, спортивные тапочки. И ВО МНОГИХ СЛУЧАЯХ ПО ДВА ПИСТОЛЕТА НА ТЕЛЕ: один в поясной кабуре. Другой ствол в ножной (или в набедренной). Выглядит, отчасти, даже сексуально.
Как вариант, еще может быть в подмышечной кабуре...
Вот ЗАЧЕМ ЕЙ нужны 2 (ДВА) больших пистолета? От сексуальных домогательств отбиваться?
Понятно еще, коль вокруг талибы шастали толпами и от них надо было б отстреливаться каждую минуту. Но на базе тихо, солнечно, жарко. Плюс сорок пять в тени, днем.
Почти комфортно, если не считать редкие сирены и объявления опасности «рокет атак»...

*****
Интересно повстречать бывших соседей из еще недавних социалистических республик СССР. Эстонцев, латышей, литовцев, грузин. Тоже тянут в Афганистане лямку, стремясь набрать в НАТО побольше очков. Помогают «дяде Сэму» каштаны из огня таскать.
- Как-то заблокировал наш вертолет на стоянке в Герате амеровский «Геркулес», - рассказывает мне очередную историю за чашкой кофе командир борта. - После связи с вышкой, минут через десять, смотрим, подкатывает тягач. Уверенно подцепил, потом отбуксировалл «американца» в сторону. Молодца.
Кэп чуть презрительно усмехнулся.
- Подъехал аппарат и к нам для буксировки. Глядь, а за рулем баба сидит. Латышка, если судить по ее нарукавным эмблемам. По-русски с нами принципиально разговаривать не стала. Только на английском. Страшная, как обезьяна. Ничего, объяснились. Она нам фунт презрения, мы ей ноль внимания. Каждый свое дело правит.
- Это Прибалтика, понятно. Традиционная русофобия. Из дальнего зарубежья тоже свои приколисты есть?
- Куда же без них. Итальянцы, например, забавно выглядят. Маленькие, тощие, бородатые, на цыган похожи. И постоянно с вчерашним выхлопом. Чувствуется, винишко свое литрами каждый день сосут. Хорошо ребята обосновались. У итальянского контингента довольно тихий район дислокации. Там нет талибов, их лагерь, практически, не обстреливают. Окопали его рвом и патрулируют по периметру, время от времени.
- Питание, я слышал, у всех вояк, даже на точках, отменно налажено?
- Натовцы жрать тушенку с черным хлебом точно не станут. Мы же им возим всю «заморозку»: овощи, фрукты, рыбу, мясо, зелень, выпечку, мороженное, соки. Мне доводилось бывать в военной «столовке» ISAF. Эмиратские отели рядом не стояли. Деньги на харч для бойцов идут не просто большие, а огромные.
- Командир, ты изнутри видел ситуацию в Афганистане. Уже не первая командировка в местных горах. Есть шансы у НАТОвцев достичь чего-то большего, чем они уже имеют?
- А что они имеют? Жизнь исключительно в пределах своих военных баз? «Демократическое правительство Карзая», которое рухнет сразу, как только иностранные войска будут выведены из страны? Контроль потоков наркоты по всей Азии, в Европу и в Россию? Нет в Афганистане сейчас ничего, кроме огромных бабок, которые отмываются там со страшной силой. Как видишь, они почему-то не иссякают, не смотря на перманентный мировой кризис. Их хватает всем желающим, кто каким-то боком оказался на чужой войне...
Для кого-то ведение войны в условиях кризиса - полное безумие. Для других - прибыльный бизнес или возможность сводить концы с концами.
Поэтому, устремляются к тлеющему пожару в Ираке и в Афганистане вчерашние школьники, дамы предпенсионного возраста, наши бывшие союзники по канувшему в лету СССР, социалистическому лагерю. Интересный калейдоскоп лиц и судеб, пытающихся заработать копейку на жизнь. Увы, часто за счет чужой крови и страданий. Пусть это каждому когда-то зачтется, в другой жизни.
Оценка: 1.1045 Историю рассказал(а) тов. Маркус Норман : 01-08-2015 13:34:09
Обсудить (32)
07-08-2015 12:47:54, Маркус Норман
[QUOTE=DeSum;3816571] Кстати, про агента ЦРУ было уже на эт...
Версия для печати

Рассказ отставного генерала:
- Когда-то, давным-давно, я со своим взводом выполнял важную международную задачу - охранял тюрьму Шпандау, или как говорили мои бойцы - «Шпанду».
И, кстати, при мне, Гесс был жив здоров, накормлен и даже вполне доволен жизнью.
Но, не в этом суть.
«Шпанду» по очереди охраняли: мы, американцы, французы и англичане.
И вот, наступал черед заступать американцам. Приехали высокие, красивые «морские котики», мои, кстати, тоже карликами не были, я их сам лично отбирал строго от 185-ти сантиметров и аж до 195-ти. Огромные кони. А знаешь, почему до 195-ти ?

- М-м-м. Ну, может быть, если выше, то в тюремную дверь не пройдут?
- Какая там дверь? Это же элементарно, Ватсон, потому что во мне самом 196, а командир должен смотреть на подчиненного сверху вниз.
Ну, я отвлекся.
И вот, в очередной раз началась процедура передачи «Шпанды». Выстроились мои бойцы, а напротив американцы.
Пока развод, пока туда-сюда, приходилось выстаивать друг напротив друга часа по полтора.
И вдруг, во время этого стояния, у американцев, случилось маленькое ЧП - один из них, здоровый «морской котик», упал в обморок.
Ну, вроде бы, с кем не бывает, товарищи его подняли, похлопали по щекам и унесли, казалось бы, инцидент исчерпан.
Да только на следующий раз, ЧП повторилось, снова какой-то американец, на ровном месте хлопнулся в обморок.
Но, когда уж, обморок повторился и в третий раз, тут-то меня начали терзать смутные сомнения, и я в лоб спросил у своих бойцов: - «Вы там были - все видели. В чем петрушка? Колитесь, варвары. С чего это американцы регулярно бухаются в обмороки? Признавайтесь, а не то станете сокамерниками Рудольфа Гесса»
Мои бойцы, как-то подозрительно дружно начали отнекиваться и я сразу понял, что они что-то знают.
Дожал я их и они раскололись.
Оказывается, к нам во взвод пришел молоденький солдатик, студент псих-фака, он и подучил остальных этому трюку, а все и рады стараться, балбесы.
Фокус вот в чем - они заранее выбирали себе жертву (например, седьмой справа) становились на развод и все двадцать человек не сводили глаз с этого несчастного «морского котика»
Вроде ерунда, подумаешь - взгляд, но когда с расстояния пары метров, на тебя и только на тебя уставились целых двадцать человек, то - это уже совсем не ерунда.
Казалось бы, рядом с тобой такие же солдаты, как и ты, причем, все эти огромные, хмурые русские, видят тебя впервые в жизни, ты им ничего плохого не сделал, ничего не должен, но, почему-то, смотрят они только на тебя. От непонимания и жути, мозги бедного «седьмого справа», начинают плавиться, закипать и через час все кончается глубоким обмороком.
Я удивился, от души посмеялся вместе со своими бойцами, но впредь строго-настрого запретил им «ронять» солдат нашего вероятного противника, мало ли, международный скандал не входил в мои планы...

Отсюда: http://storyofgrubas.livejournal.com/170347.html
Оценка: 1.0247 Историю рассказал(а) тов. Замполит : 14-04-2014 17:06:15
Обсудить (8)
19-04-2014 16:42:56, Обыватель
"- Какая там дверь? Это же элементарно, Ватсон, потому что в...
Версия для печати

еще одна байка из анналов форума Винского

В октябре 1989г. я служил Объединённым Нациям в Намибии в нескучной должности политсоветника Комиссара (т.е. начальника) ООНовской полиции в операции UNTAG, задачей которой было, чтобы в Намибии были проведены свободные и справедливые выборы, а наша полиция должна была следить, чтобы местная полиция - SWAPOL (South West African Police) и особенно её спецназ “Куфут” (Koevoet) - никакого не притесняла, не калечила и не убивала.

Как я превратился в полицейского из простого экономиста - это отдельная поэма, но факт тот, что, прослужив в этой должности семь месяцев, я к моменту описываемых событий наработал себе кое-какую репутацию. Вследствие чего, в один прекрасный день я был призван начальником операции Мартти Ахтисаари (будущим президентом Финляндии) на срочное секретное совещание в столице Намибии Виндхуке.

Суть дела была в том, что тогдашние апартеидные южно-африканцы старались не пустить дело приобретения Намибией независимости на самотёк и не сидели сложа руки, а всемерно втихаря подстраховывались, чтобы как бы чего не вышло. И вот Мартти получил информацию, что существует такая, внешне невинная, Ombili Foundation, как бы заботящаяся о благополучии племени сан, а на самом деле следящая за схронами оружия и боеприпасов и подерживающая боеготовность сан на случай если нужно будет их мобилизовать. Дело в том, что племя сан (их еще называют бушмены, но это считается неполиткорректным) обладает уникальной способность к чтению следов, следопытству. И юаровский спецназ энергично раньше их использовал как таковых для выслеживания в буше местных партизан бившихся за независимость Намибии. И, согласно сведениям, сейчас продолжал, под видом помощи племени сан, подерживать подпольные базы для возможной будущей войны.

Задача была втихаря добыть доказательства этой подпольной деятельности, чтобы Ахтисаари мог их использовать как средство давления в переговорах с юаровцами. К тому времени я уже знал, что все важные разногласия разрешаются конфиденциально, за закрытыми дверями, а грязное бельё вытаскивается на публику лишь когда дело уже окончательно заходит в тупик.

За столом нас было пятеро: Ахтисаари, начальник его кабинета, замкомиссара полиции - бельгийский жандармский полковник, начальник оперотдела штаба полиции - фиджийский суперинтендант, и Ваш покорный слуга. Ахтисаари велел нам всё держать в страшной тайне, дал час на раздумья, после чего было велено снова собраться с предложениями. Дело в том, что указанные в наводке базы были в северо-восточном Овамболанде и добраться туда скрытно и внезапно, не обнаружив себя, было невозможно - юаровцы следили за ооновскими передвижениями и слушали нашу радиосвязь. Кроме того, по мандату UNTAG, наша полиция не имела права на обыски, задержания и аресты и т.п.

И главная загвоздка была в том, что мы не знали - то ли схроны оружия есть на обеих базах, то ли только на одной из них и неизвестно на какой. Приедешь на ту, в которой нет ничего, а они известят другую, которая со схроном, и они быстренько все зачистят до нашего прибытия.

Выйдя со совещания, я взялся за раздумья. Очень сильно хотелось придумать что-то умное, но ничего радикального на ум не приходило. Как вдруг! Буквально за пять минут до начала нового совещания свет озарил мой истощённый мозг (так наверно было у Эдисона с Поповым) и вся концепция операции выстроилась в стройную, взволновавшую мою душу картину. Суть моей придумки была в следующем.

Я вспомнил прочитанную мной историю того, как американцы в битве на Тихом океане во Второй Мировой Войне использовали индейцев навахо для радиосвязи, чтобы японцы при радиоперехвате ничего не могли понять, т.к. не было японцев знающих язык навахо (потом на этот сюжет сняли фильм, но тогда это был малоизвестный эпизод).

Значит и нам надо так сделать! И у нас есть подходящие люди - малайцы! Не могут же южноафриканцы знать их язык! И нужно брать не полицейских, которые должны знать законы и мандаты, а малайзийских солдат, чтобы в случае если дело пойдет сикось-накось иметь отмазку - дескать солдаты люди простые, в юридическом крючкотворстве несведущие, так что извиняйте, дяденька...

И всю операцию разбить на две команды, каждая из которых выйдет одновременно, скоординировавшись по радио (на малайском) к каждой из двух баз, так, что они не смогут друг друга предупредить! И взять с собой металлические щупы из арматуры, которыми как бы гуляючи тыкать в песок для обнаружения схронов. Затем их быстренько раскопать, сфотографировать - и домой, докладывать начальству. С малайзийским батальоном я уже имел дело и был приятно впечатлён его офицерами и солдатами. Нет сомнения, что с ними дело выгорит!

Ай да я, ай да сукин сын! На душе запели птицы счастья и я, изобразив на лице отсутствие выражения лица, отправился на совещание.

Фиджиец, а затем бельгиец стали расписывать начальству неодолимые трудности обеспечения скрытности операции и проведения её в режиме радиомолчания и т.д. и т.п. Я же сидел, потупив глаза и изображая глубокую задумчивость. Взор начальства тускнел. Потом слово дали мне, без особой надежды в голосе - что взять с гражданского? И я, с постным выражением лица, внятно и детально изложил свою концепцию операции, не забыв сослаться на опыт навахо. Секунду после моего доклада царило полное молчание (типа как после соло Плисецкой), а затем начальство пришло в бурный восторг. "Умно! Оригинально! Молодец!" - сказало начальство, а я изобразил на физиономии приличествующую ситуации скромность. Я тут же был назначен начальником операции, а бельгиец - моим заместителем (что не прибавило ему любви ко мне); выезд был назначен через день.

Весь остаток этого дня и 16 часов следующего я без устали пахал над подготовкой операции. Я получил от малайцев два отделения лучших солдат под началом майора и капитана, добыл у хозяйственников четыре железных щупа из металлической арматуры, обеспечил продовольствие и - главное - обеспечил два БМП "Касспир" в отличном состоянии. Утром в день "Д" обе наши команды выехали порознь на север из Виндхука, объехали город (по намибийским меркам) Ошакати и заночевали в буше (опять же порознь) километрах в 80 от каждой из двух баз на которые мы планировали нагрянуть назавтра. Всю связь держали малайзийские радисты на каждом из БМП: т.е. я говорил своему майору, тот, по-малайски, радисту, он, в свою очередь по радио радисту на другом касспире, радист- малайскому капитану, а тот - бельгийскому жандарму, который командовал другим касспиром. На связь выходили только для координации позиций, раз в часа два примерно, и коротенько.

Как только рассвело, где-то в полпятого утра, мы быстро позавтракали и рванули в путь. Ну, рванули - это несколько преувеличено. Во-первых, касспир по бушу ехал, безусловно достойно, но птицей не летел. Во-вторых, где-то часа через два езды мы сбились с пути, а затем другой касспир тоже заплутал (GPS-ов тогда ведь не было).

За ориентировку на местности отвечал малайзийский майор. Как он это делал - я уж сейчас не припомню. Он что-то колдовал с картой и компасом и т.п., я мрачнел и нервничал, он тоже нервничал, а время шло. Наконец вроде обе команды разобрались кто где и снова "рванули" вперёд.

Однако, где-то через часа полтора пути, майор мне вдруг говорит: "Сэр, надо сделать привал на ланч." "Не волнуйтесь", -ответил я (любуясь собственной предусмотрительностью), - "всё учтено могучим ураганом: здесь в касспире у меня в ящиках бутерброды без миллиграмма свинины (малайцы - мусульмане) и кока-кола. Так что перекусим в движении." "Нет, сэр", - возразил майор, -"малайзийский солдат всегда на ланч должен покушать рис; без риса ланча не бывает." "Ну, что Вы, ради аллаха", - возмутился я - ведь видите: обстановка приближенная к боевой, время дороже денег! Неужели один раз без риса нельзя поесть?" "Совершенно невозможное дело", - стоял на своём майор - "ланч без риса подорвет боевой дух солдат. Мы всё сделаем очень быстро, буквально за 15 минут."

Ну, что ты тут будешь делать? Я сквозь зубы дал команду на привал обеим касспирам. Малайцы действительно очень быстро достали свою готовую еду (MRE - meals ready to eat), разогрели её на входивших в их паёк жестяных одноразовых спиртовках, сами смолотили и мне предложили. И хоть я был в состоянии крайней удроченности этой задержкой, я съел предложенную хавку ради боевой сплочённости. И должен сказать, что я не пожалел - было очень съедобно, по крайней мере в сравнении с СовАрмией.

Часа через полтора каждая команда была на расстоянии в два километра от своих целей. "Вперёд", -скомандовал я, и через десяток минут мы увидели необычно приличные (в контексте ситуации) хижины бушменов. Но не это было главным, а главным было то, что мы увидели на грунтовой взлётке около "посёлка" самолет величиной на полтора десятка пассажиров и около него двух белых мужиков ковырявшихся под крыльями. На душе стало тревожно.

"Опрометью вперёд", -заорал я, "становись впереди самолёта на взлётке, перегораживай ему путь." Что и было моментально исполнено.
Я вылез из касспира и, призвав на помощь все мои скудные актёрские способности, с широкой улыбкой направился к этим мужикам. Они были одеты в гражданское, но маскарад был безуспешным - выправка и стать издалека выдавали военных. Они убрали, насколько умели, хмурость с лица и изобразили вежливость как они её представляли.

- "Ба! Какая встреча!", -радостно заорал я. "Мы тут мимо ехали, видим село, думаем, дай заглянем, а тут такой приятный сюрприз - белые люди! А откуда вы и что здесь делаете?"
- "Да мы тут филантропией занимаемся, бушменов выручаем. Помогли, сейчас должны домой возвращаться." - соврали они.
- "Во как замечательно! ООН ужасно приветствует любую благотворительность! Давайте, пойдем присядем, потолкуем и я вам гарантирую, что УНТАГ всесторонне воспоёт вашу благородную деятельность по всем доступным ему каналам!" - соврал я.
- "Да нет, нам некогда. Мы сейчас больного бушмена в самолет загрузили, надо срочно везти его в ЮАР для медпомощи." - соврали они.
- "Ой, дак вам потрясающе повезло - у нас в команде как раз медик есть! Давайте взглянем на вашего больного и начнем ему срочно помогать" - полусоврал я (медик был) и решительно двинулся к посадочному трапику.
"Не надо никому помогать", сказал рыжий и рослый человек-шкаф, перегородив мне дорогу. "Уберите, пожалуйста касспир с ВПП, нам надо немедленно лететь - человеческая жизнь на ниточке."

Ну что тут будешь делать? Прав задерживать, досматривать, арестовывать кого-либо и что-либо у нас не было (если только по нам не откроют пальбу), придумать какую-то уловку, чтобы влезть в самолёт - на ум не приходило.

"Извините за беспокойство, счастливого пути" - сказал я и выкатился, не солоно хлебавши, на касспире со взлётки.

Мы въехали в "сельцо". Там обнаружился европейского типа маленький барак с антенной и с генератором около него (но без кабеля), с комнаткой в которой явно была (но сплыла) радиостанция. Рядом с посёлком нашелся клок взрыхленной земли, которою явно копали. Мы в него потыкали своими щупами, но без успеха - они вошли в песок как в масло, не наткнувшись ни на какие цинки и ящики.

Поодаль кучками стояли бушмены и хмуро на нас глядели.

Затем мы стали ходить по хижинам и раздавать мешки с мили-мили - местной просовой мукой. Задумка моя была, что мы как бы радостно зайдем в хижины с подарками и там углядим оружие, если его от нас срочно растащили по хижинам. Заглянуть-то мы заглянули, но углядеть ничего не углядели - оказалось, что бушмены и их юаровское начальство тоже были не пальцем деланные. Аналогичная ситуация, кроме самолёта, была и со второй командой. Птичка там тоже упорхнула, обронив лишь пару перышек.

Настроение было кислым. Его скрасил лишь один бушмен - весьма заё@истый мужчина, который громко что-то выкрикивал на африкаанс, а главное - время от времени наставлял на мою группку свой лук с заложенной в тетиву стрелой. Наконец он мне надоел, и я по-чечерински дипломатично подошёл к нему и вытащив из кармана горсть рандов предложил ему продать мне его лук и колчан со стрелами. Что он немедленно и сделал, потрясенный бешеным заработком.

Эта взаимовыгодная сделка маленько сняла напряжение.

Но на душе было нехорошо - было ясно, что кто-то слил нашу тайную операцию. Но кто? Знали о ней, кроме высшего начальства, только трое: фиджиец, бельгиец и я. Никому резона стучать юаровцам не было. Но всё же кто-то стуканул - они явно были предупреждены. Но кто? Ответа на ум не приходило.

Мы заночевали около деревеньки и еще дня три после этого слонялись по бушу. Кое-что мы все же вынюхали и кой-какой компромат насобирали, но все это были улики косвенные, а не прямые. То есть с задачей я вроде справился, но золота не добыл. Молодец, но не орёл. Было досадно.

Бурное течение событий в оставшиеся шесть месяцев стерло досаду. Но все же время от времени всплывал в мозгу вопрос - кто?

В апреле 1990 г. УНТАГ закончился и я отправился восвояси в Нью-Йорк с двухнедельным отпуском в ЮАР. Первой остановкой был Кейптаун. Велико же было моё изумление, когда я узнал, что на Кейпе издавна живут под 200 тысяч малайцев довольно мирно уживавшихся с апартеидным режимом и нередко служивших в армии на унтерофицерских должностях.

Во как! Картина маслом! Все озарилось другим цветом - стало ясно, что юаровцы пасли изначально радиосвязь малайзийского батальона и вся моя хитроумная задумка была у них ясно расписана черным по белому. Вот тебе и навахо!

И я еще раз понял, что к выполнению домашних заданий нужно относится более тщательно.
Оценка: 1.2692 Историю рассказал(а) тов. Рябоконь : 27-10-2013 20:41:27
Обсудить (6)
29-10-2013 09:57:59, Шурик
Если бы Тарасюк был главгером, то он, после работы ЗАСом...
Версия для печати

нетленка с форума Винского

В первых числах марта 1991 г. я очутился в Кувейте (а впоследствии и в Ираке) в составе ООНовской бригады, которой было поручено заценить послевоенный ущерб и представить соображения насчет того насколько и в каких отраслях ООН может помочь и Ираку и Кувейту. Моей главной задачей было административно-логистическое обеспечение деятельности команды, а дополнительной - составление кратко-информативного обзора об ущербе нанесённом нефтедобывающему комплексу Кувейта (поскольку частью моей работы в ООН в предыдущие 8 лет был энергетический комплекс) - правда СЭВ, но что СЭВ, что Кувейт - один х@й.

Поскольку в энергетике в общем и целом я кой-чего понимал, а в нефтедобыче - намного сильно меньше, то ко мне был придан американский эксперт Джон, который был пенсионером, а до этого проработал везде где все, кто ни попадя, нефть добывали: в Нигерии, Саудовской Аравии, Венесуэле, в Эмиратах и даже на Уренгое успел каким-то образом побывать - откуда вынес несколько жизненно важных истин, из которых меня наиболее поразила и сблизила с ним главная: "Нас эбуд, а мы кръепчаем".

Сначала мы с ним посетили все кувейтское руководство нефтянки, которое сумело в первые дни после освобождения пробиться домой. Беседы с ними были абсолютно бессмысленными: вращая на запястьях Ролексы, эти начальнички на наш вопрос: "Как вы оцениваете потери в дебите нефтяного поля Румайлы?", отвечали типа: "О ужасные, очень огромные потери!!!", "Ну а в смысле баррелей в день?" - "Я не думаю, что цифры уместны когда мы имеем дело с такой трагедией".

Тут я не хочу ни в коей мере умалить кувейтскую трагедию - Саддамушка действительно там покуролесил от души; - речь идет о совершенно невероятной некомпетентности кувейтского руководства, которое даже было не в курсе добычи нефтяных полей до войны. Но Джон - слава богу он был рядом - объяснил мне что начальственные кувейтцы никогда такой мелкой детальной хренью и не занимались: для этого - для работы - у них были подручные британцы, индийцы, паки и т.п., а кувейтский начальник занимался заценкой и закупкой нового Мерса и Ролекса и общим руками водставом. Ну и слава богу, кто-то же должен выигрывать в лотерею, и чаще всего это случается с небезупречными по моральным качеством людьми. Ну вот так мир устроен, что сделаешь

Но слава аллаху и консультанту Джону: на следующее утро он изобрел впечатляющую методику с погрешностью не более 7%, с помощью которой мы смогли оценить ущерб нефтеполя Румайлы. Мы разделились на две команды: Джон и я на вертолете, а более несчастливые люди по земле и за один день поставленную задачу выполнили. Я занимался в основном счётным делом, Джон держал связь с землей и давал мне данные для счета. Часам к пяти второго дня было ясно, что работу мы свою сделали и что у меня есть полный материал, чтобы написать разумный отчет завтра часам к трём дня.

Мы вылезли из вертолета, сели в машину, и я стал вежливо слушать байки Джона как его любили в Уренгое и окрестностях русские девушки (и даже одна татарка - чем он особенно гордился поскольку полностью уверовал в её сказку, что она прямая потомка Чингиз-хана) [Думаю, поскольку он там был где-то году в 1982, то татарка была в чине не ниже майора КГБ - а там бог весть, чего в жизни не бывает].

Мы ехали довольно резво - 80 км или около того, как вдруг Джон заорал, довольно истошно: "Тормози, сворчивай направо!" "В чем дело", стараясь держаться как можно сухо спросил я. "Так там же PX!” с неподдельным восторгом и изумлением от моего непонимания возопил Джон. Действительно, впереди в ста метрах стоял неказистый знак "USAF PX " с указателем, что это направо.

Тут надо пояснить для читающей публики, что PX - это типа советского "Военторга", но от последнего он отличается в выгодную сторону тем, что там на товары нет никаких налогов и цены заметно (хотя и не намного) ниже , чем в обычном супермаркете. Тогда я его увидел первый раз, после этого видел раза два-три ещё - и все они разные: по выбору товаров, по ценам и т.п.

Мы встали рядом с забором, около КПП и Джон свистящим шёпотом с видом чрезвычайной серьёзности спросил меня; "Ты выпить хочешь?"

Это был трудный и многогранный вопрос. Во-первых, при жаре в 45 градусов Цельсия на выпивку не тянуло. Во-вторых, я был усталый и потный и в мыслях у меня было только помыться и растянуться голым на кровати у вентилятора. НО! В-третьих, я отчетливо понимал, что мой отказ подорвет веру Джона в легендарную способность русского человека хотеть выпить всегда и везде, а с национальным достоянием шутить было бы безответственно. Поэтому я твёрдо заверил его "Да, конечно!!" и не удержавшись спросил "А как?"

Вопрос был весьма резонным, т.к. провоз, приобретение, наличие и распитие алкоголя в Кувейте были (и остаются) уголовно наказуемыми деяниями. Конечно, никакой полиции в это послевоенные дни и духу не было, но всё же нарушть закон было как-то непривычно.

"Говно вопрос" - заверил Джон. "Ты только помалкивай (вход в PX был разрешен только американским военным) и держись подле меня". Что я и сделал.

Джон подошёл, пропихнув меня как бы вперед, к маявшемуся на часах ужасно рыжему солдатику без двух передних зубов и стал его расспрашивать о ходе жизни. Боец сообщил ему, что ход того, что выдается якобы за жизнь чрезвычайно хуев и он этого скрывать не намерен. Говорил он с ужасно смешным южным акцентом (как оказалось потом, он был из Кентукки) и я, хотя половину его речи не понимал, еле удерживался, чтобы не заржать.

После пары минут малозначащего трёпа, Джон взял быка за рога: " Ну а вот разжиться чем-то жидким, типа покрепче чем "Спрайт" как-то здесь можно?" "Да для хорошего человека всё можно сделать, но непросто, очень непросто всё это" пробормотал солдатик, глянув на меня. Джон сделал мне знак, чтобы я шёл себе в магазин, а сам продолжил переговоры. Я поошивался минуты три в этом убогом военном сельпо, где самым ходовым товаром было несъедобмое дерьмо типа "Spam” и разнокалиберные картофельные чипсы, купил себе тоже, чтобы не выделяться, штуку какой-то малосъедобной гадости, и тут меня взял в оборот Джон.

С видом чрезвычайной серьёзности и сосредоточенности, он сообщил мне, что сделка близка к завершению и необходима лишь моя подписка как пайщика. Суть сделки была такова: гарантирована доставка завтра после полудня a fifth (т.е. 0,75 литра) либо виски, либо джина, либо водки по цене за штуку. Какой именно придет напиток - не гарантируется. Оплата - половина вперед.

Сказать, что моя душа запела - было бы неправдой, потому, что закупать какое-то дерьмо по цене раз в 10 дороже, чем я смогу через неделю затовариться в duty free на Бахрейне противоречило здравому смыслу. Но здравый смысл здесь был не при делах - Джон знал, что русский человек, как всегда и везде, очень хочет выпить, и он расстарался практически для меня, поэтому надо было соответствовать его видению моих национальных особенностей. "Отлично!", сказал я. "Я думаю надо две брать", задумчиво сказал Джон. "Нет, три"- решительно сказал я: соответствовать, так полностью. "ОК, отслюни полтинничек" завершил Джон этот краткий, но интенсивный business brain-storming.

Назавтра, на счастье, мне не надо было летать и я уселся писать отчёт (на машинке пишущей, мой юные читатели, с белой мазилкой и черной копиркой, а не на никаком нихера ни ноутбуке), а мой соратник Джон со товарищи убыл в поле добыть недостающие данные для завершения моего аналитического опуса.

Вскоре после полудня Джон ввалился в мой номер с завершающей табличкой по горящим скаважинам, но главное с сияющей улыбкой на лице. Заговорщицки вращая глазами, он открыл свой походный рюкзак и выставил на для моего восторженного любования четырёхгранную бутылку коричневой жидкости на которой было начертано "Whiskey Jimmy Walkman" (почувствуйте разницу) и изображен бредущий в пространство мужик явно страдающий подагрой.

"Ну, не совсем настоящий," - сказал Джон, "но, в условиях Кувейта люди типа пьют и бога славят". Я тут же горячо подтвердил, что я практически этот напиток от оригинала не отличаю и пить буду взахлеб.

И тогда...

Тут я должен разъяснить, что всё предыдущее была просто приcказка.

Я спросил Джона: "А как это вообще-то возможно было достатить эти три бутылки?" "Ведь всё запрещено страшными карами американским командованием и потом их же как-то надо доставить в Кувейт - за счет других жизненно важных грузов - аммуниции, жрачки и т.п.? И как ты с этим часовым легко так договорился?"

"Ах, мой юный друг, как мало ты занешь реальную жизнь" - лицо Джона приобрело мечтательно-ностальгическое выражение.

И он рассказал.

В 1951 году его призвали на Корейскую войну. Во время какой-то атаки он повел себя по-геройски, получил какой-то значительный орден, был сильно ранен, два месяца отлеживался в госпитале, а по выписке ему предложили должность заведующим одним из больших PXов. Он сначала возмутился - типа хочу на передовую, беззаветно биться с врагом, но "один умный человек" (как сказал Джон) убедил его - бери, пока дают, всю жизнь меня за этот добрый совет будешь вспоминать. Умный человек оказался прав.

Вскоре после того, как он вошёл в должность и разобрался с делами, Джон понял, что основная задача PXа - это не продажа жвачки и прочей мутоты бойцам, а подпольная переправка выпивки в войска, на передовую (там был типа сухой закон). Система, насколько я помню действовала так. Выпивка приходила, по-моему, из Филиппин в ближайший порт уже расфасованная в снарядные ящики 80-миллиметрового (или как-то так) калибра (на Филиппинах была целая индустрия по производству таких поддельных ящиков). Джон был вторым звеном после порта - его задача была переправить эти ящики оптовым распределителям уровня фронта (которые тоже действовали под прикрытием PXов) , которые дальше уже отправляли их розничным заказчикам в войска.

И дело пошло!

Джон ни до, ни после таких денег в руках не держал. Достаточно сказать, что через полгода службы в этой скромной должности зав.Военторгом, он уже смог закупить своей корейской гёрлфренде кондо в Сеуле (на каковой подарок она, увы, не отплатила добром, но это отдельная и печальная история - не буду рассказывать, чтобы вас не прослезить), отправить маме деньги в Миссури и регулярно расслабляться по крупному когда ему выпадал R&R в Японии для отдыха от его тяжелой службы.

И всё бы было хорошо и катило бы как по маслу! Но, увы, простым людям типа Джона (в отличие от непростых типа Потанина, Абрамовича и Дерипаски) всегда какая-то спица попадает в колесницу!

А всё от недостатка собранности и дисциплинированности, как когда-то воспитывал меня замкомвзвода мл.сержант Арабаджи. Эх, его бы к Джону тогда, чтобы он его малешко воспитнул. Но нереально.

Короче, Джон расслабился. Започивал на лаврах. И вследствие недостатка собранности и дисциплинированности, на необходимость которых сурово и требовательно указывал в свое время мл.сержант СовАрмии Арабаджи, блистательная бизнес-карьера Джона потерпела сокрушительное крушение.

Сурь примерно была в том, что вместо того, чтобы отправить партию псевдоснарядных ящиков во фронтовой PX (Военторг), Джон, по разгильдяйству просмотрел, что их направили во фронтовой пункт артиллерийского довольствия. А ящиков было много, речь шла о серьезных деньгах.

Ошибка в ужасе обнаружилась на следующее утро, Джон в полуобмороке звонил артиллеристам и страшно кричал: "Вам по ошибке была направлена партия снарядов неправильного калибра! Их использовать нельзя, иначе и Вы и всё кругом взорвется и испепелится! Немедленно по получении телефонограммы отправьте их ко мне, на место отправления". На что он получал сухой и уверенный ответ: "Снаряды получили, ящики вскрыли и проверили. Это именно тот калибр который нам подходит. Ничего никуда возвращаться не будет. И больше сюда чтоб не звонить, иначе взрываться будет все у Вас! Конец связи!" Ну и что тут можно сказать и сделать? Да ничего...

Джон попал на очень большую сумму бакинских рублей. Как он из этой истории выворачивался и как сумел демобилизоваться with honorable discharge - это еще надо повесть писать, а творческие силы иссякают. Но вспоминал он эту историю без горечи, скорее с юмором и философaски: ну, понятно, время раны залечило.

Я в продолжении его рассказа охал и ахал в нужный местах (и без притворства). Помолчали.

Потом Джон сказал: "Я знаю, блин, что ты думаешь, что вот коррупция туда-сюда". Я сделал большие глаза и отрицательно, но неубедительно замотал головой.

"А вот без неё хер бы мы с тобой счас сидели бы и так душевно выпивали бы - ни где-нибудь, а в этом раздолбанном Кувейте, где ты и за мульён сто грамм своей водки не достанешь!" И я согласно закивал головой.

"Кстати", деловым тоном спросил Джон, "мой кентукский кореш доложил, что есть хороший шанс, что завтра будет водка в доставке. Я подписался на всякий случай. Ты поучаствуешь?"

"Безусловно" - твердо сказал я.
Оценка: 1.4143 Историю рассказал(а) тов. Рябоконь : 06-10-2013 20:13:07
Обсудить (4)
13-10-2013 10:44:33, Шурик
Ну так 20 лет прошло - поколение сменилось :)...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая   Конец
Архив выпусков
Предыдущий месяцНоябрь 2016 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2016 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru