Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Щит Родины

Ветеран
Встреча на заставе.

На данный рассказ меня подвигло произведение товарища ПСБ в выпуске за 23 сентября в рубрике «Щит Родины». Жаль без названия.
Неожиданно вспомнился аналогичный, вернее почти аналогичный, случай рассказанный кем-то из старых полковников в запасе на коллективной пьянке в честь празднования дня нашего пограничного отдельного полка связи.
Думаю, коллега меня простит за то, что плавно (надеюсь, что плавно) перетянул его тему из одного выпуска в другой.

****

Как-то, давным-давно, вновь назначенному командующему КТПО вздумалось сделать облет неупреждаемых участков на направлениях Дальнереченского отряда (бывш. Иманского).

Соответственно планировались посадки на заставах.
Готовились к этому событию, конечно, как могли. Красили, белили. Как выражается предыдущий Автор и хлеб-соль готовили.

Наконец пришел этот день и командующий полетел.

И все шло хорошо.

Вертолет пролетал вдоль лини границы, проходил галсами над предполагаемыми неупреждаемыми участками. Командующий глядел в кругло-выпуклую стеклянную дыру, что-то говорил, а свита из отрядного командования и окружников, следом за ним заглядывали по обоим бортам, угодливо кивали, типа слышали что-то, и одновременно делали вид, что наносят пометки на карты. Затем вертолет переползал через РОИС и приземлялся на заставе, где его встречали дрожащие от волнения офицеры, прапорщики и бойцы... Покалякав о службе, благодушно настроенный командующий минут через пятнадцать-двадцать восвояси отбывал.

Но вот день пошел на убыль и подлетели к крайней, по плану, заставе.
Вертолет аккуратно уселся на образцово подготовленную вертолетную площадку.
Площадка была обкошена, весело развевалась полосатая колбаса, на которую старшина не пожалел новую простынь и энное количество черной краски, габаритные треугольники ВП были свежепобелены и любовно подняты на чурочки. А вокруг буйно цвело приморское лето, палило солнце и ничто не предвещало грозы...

И вот смолк гул двигателей, а стоявшие поодаль начальник заставы, с замами и старшиной, подкинув копыта к черепам, легкой рысцой выдвинулись к машине встречать высокого гостя со свитой...

Отодвинулась дверь и бортач выкинул стремянку.
И вдруг...
Проследившие за косым направлением стремянки НЗ, ЗНЗ, замбой и старшина нервно задрожали.
Прямо под стремянкой исходил миазмами свежевысраный (перепуганному НЗ показалось, что он еще дымится) здоровенный коровий блин!
Из вертолета показалась генеральская жопа (владелец жопы почему-то принял решение спускаться задом) и начала дрыгать ногой, обутой в великолепно начищенную коричневую туфлю чехословацкого производства, пытаясь нащупать куда ступить...
Элита заставы усиленно гипнотизировала туфлю и в воздухе почти материализовался страстный крик "Только не туда!!!"
Но все было тщетно.
Никто из почтенной четверки даром гипноза к сожалению не обладал...
Жопа направила туфлю именно "туда"...
Сначала послышался нежный звук утаптываемого кизяка, затем в него ступила другая нога, потом раздалось чавканье выдираемых из говна туфель, недоуменное бормотание и...
Да, да, именно!
Именно в тот миг мир разверзся...

Нет, это была не гроза. Это были не громы и молнии... Гибель Атлантиды и Всемирный потоп были жалкой китайской подделкой по сравнению с этим извержением матов и похабных сравнений обрушенных на встречающих. А встречающие остолбенело и, взяв под козырек, впитывали в себя...впитывали...

Неожиданно командующий прекратив орать, воззрился на старенького старшину, на один миг задумался, как бы, что-то вспоминая, и... не менее виртуозно, заорал на командира воздушного судна.
Самым нежным было: "...И эти уебки еще смеют утверждать, что ИМ СВЕРХУ ВИДНО ВСЕ, (бля), ТЫ ТАК И ЗНАЙ??? Куй вам что видно, товарищ майор!!! Куй, Куй, Куй!!!"
Разъеб завершился богохульным для вертолетчиков осквернением летательного аппарата. Проклиная дураков летчиков, командующий, оттолкнул сунувшегося, было, к нему с платочком начальника политотдела отряда, и с остервенением обшкрябал темно-зеленую кашу о пневматик и полуось стойки левого шасси.
Сами понимаете, что ни о каком посещении заставы с нежным названием «Ласточка» уже не могло быть и речи, ибо обосраный генерал вряд ли внушил бы уважение любимому личному составу. Командующий это прекрасно знал, поэтому рявкнул «В машину!», демонстративно обтер остатки коровьего дерьма о стремянку, и исчез во чреве «восьмерки» с белой полосой на фюзеляже под хвостовой балкой...

Засвистел набирая обороты несущий винт, «примус» оторвался от земли и высоко задрав хвост и опустив остекление кабины начал свой бег от гостеприимной заставы.
Буквально перед отрывом командир отодвинул задвижку, и высунув руку наружу, погрозил кулаком все еще отдающим честь вертолету заставским...

И наступила тишина...

- Му-у...Му-у... - из кустов, утробно вздыхая, медленно, вышла корова Ласточка названная бойцами по имени заставы.
Бойцы любили ее. Славилась она добрым и кротким нравом, при этом щедро доилась. За ней игриво бежал лобастый теленок...

- Сволочь ты Ласточка! Кизда ты нестроевая! - чуть не плача заорал НЗ и двинул корову кулаком в брюхо. - Вся моя карьера насмарку...
- Оставь ее, Иваныч. Скотина-то тут причем? Ей не прикажешь где гадить надо. Сами мы виноваты. Если что, валите все на меня. Скажете, что старшина, старый дурак, забыл корову в коровник загнать, и вся недолга. Моя карьера - вот она, на этой заставе. Мне терять нечего. Тридцать пять лет я на ней. А с Борученко... Не бойтесь мужики, он мужик нормальный. Он ведь у меня сержантом был на Ласточке, отсюда и в Бабушкино ушел и офицером стал. Не такой он уж и поганый мужик. Обидно ему конечно же. На родной заставе и в говно... Да и узнал он меня. Я же видел...
- А что же ты сразу не сказал, что знаешь его?
- Да я, мужики, сомневался. Он, не он... Только по матам и по стати и узнал... Он и сержантом любил поматериться. Его зампал, Коля Буйневич, даже на губу хотел в отряд везти за сквернословие. Зато какой сержант был... Ладно, все утрясется, не переживайте мужики. Пошли моя хорошая...
Ухватив Ласточку за обломанный рог, старшина устало повел ее к заставе. За мамкой посеменил и теленок... И как телки за мамкой пошли за старшиной сопливые старшие лейтенанты...

Прошел день. Прошел вечер. И пришла ночь.
Уже НЗ поставил очередной приказ на охрану границы и протопал к системным воротам наряд. И только в коровнике печально вздыхала Ласточка, да старшина что-то ласково говорил ей, посыпая песком ласточкин загон...

Неожиданно у дежурного связиста замяукала и осветилась «Азбука»
- «Вираж»... Слушаю «Вираж»
- Оперативный дежурный «Вкладчика» подполковник Масальский. Начальника заставы соедини мне.
- Есть, соединяю.
- Слушаю старший лейтенант Зиньковский (сонно)...
- Оперативный дежурный «Вкладчика» подполковник Масальский. Значит так, старшой, уазик у тебя на ходу?
- Так точно...
- Сейчас посадишь старшим своего замбоя, загрузишь старшину и до железки. Они должны успеть на «Океан», или в крайнем случае на «Россию». Старшину твоего командующий к себе вызывает. Трахать наверное за говно коровье. Весь отряд со смеху падает... Ну вы и идиоты... Задача понятна?
- Так точно.
- Выполняй.

Бросив трубку рядом с коричнево-эбонитовым корпусом телефона, НЗ пробормотал: «Сам ты идиот...» и пошел выполнять приказание.

- Тимофеич, чего ты не спишь? Впрочем...и не поспишь уже... Ком тебя к себе вызывает... В отряд...Позвонили сейчас только... Оперативный дурак говорит, что трахать...Собирайся Тимофеич, я уже Сашку поднял, он старшим едет с тобой до жэдэ. Ты это...Тимофеич, не выгораживай там нас, я сам виноват, не проконтролировал, да и пошли они все к такой-то матери, генералы эти...

Старшина, улыбнувшись начальнику, пожал ему руку и молча пошел мыться и переодеваться в давно не одеваный китель с ядовито-блестяще-зелеными погонами и в «брюки-в-сапоги»...

***
За командирским столом сидел командующий.
Сбоку от стола, в кресле, развалился начальник политотдела округа.
Командир и НачПО отряда скромно сидели на краешках стульев и подобострастно глядели как командующий и ЧВС пьют чай с вульгарными баранками.

Тук..тук.. (в дверь)
- Товарищ командующий, прибыл старшина третей заставы...
- Пусть войдет.
- Товарищ командующий разрешите войти? Есть! Товарищ командующий! Старший прапорщик Малинин по вашему приказанию прибыл!

Командир и НачПо одновременно поднялись со стульев и сделали церберовские стойки, готовые по первому же выстрелу придушить старшего прапора посмевшего, совместно с заставской скотиной, уронить в говно целого генерал-майора.

Отставив в сторону недопитую чашку, командующий радикулитно покряхтывая встал с командирского кресла и широко раскинув руки и, широко же улыбаясь, подошел к старшине:
- Осип Тимофеевич, здравствуйте...
Старшина молча смотрел на командующего.
- Осип Тимофеевич, вы не помните меня? Я сержант Володя Борученко. Помните вы меня еще учили на лошади ездить и как мы с вами сутки по иманским болотам китайца гоняли, а я еще тогда сказал, что в жизни не пошел бы в пограничные войска, если бы знал, что это такое, а вы меня материли и под приказом заставляли бежать? Помните? Ну?
- Помню Володя... Я тебя сразу узнал...
- Осип Тимофеич, ты уж прости меня, что я наорал на тебя и на офицериков твоих. Глазами я слаб стал, все с документами, да с документами... Вниз по лестнице передом спускаюсь скрипя зубами, - задом сподручней...Радикулит, бля, мучает...Вот и вступил в говно твое...

Сибаритски развалившийся в кресле ЧВС радостно захохотал, а командир с НачПо с неожиданной скоростью из церберов начали превращаться в вежливых спаниелей, поглядывающих добрыми и преданными глазами на своего хозяина...

- Мужики, выйдите пожалуйста. Мне со старшиной поговорить надо...
- Есть!

Первыми выскочили хозяева отряда. На ходу они недоуменно переглядывались, и Тимофеич грустно смотрел на суетливое передвижение прямого начальства.
- Владимир Афанасич, с вашего позволения я тоже пойду, - окружной НачПо прекратив смеяться, сугубо официально козырнул, - У меня, по плану, ПВР в мотоманевренной группе...
- Иди Леша, и скажи дежурному, чтобы никого не пускал сюда.
- Есть, - Леша (в звании генерал-майора) почтительно обогнул старшину и вышел тихонько притворив за собой дверь...
-Осип Тимофеевич, а мы с вами сейчас чая попьем...
- Можно...
- Тимофеич, ну чего ты такой смурной?
- Не смурной я, Володя, не смурной. А вот ты кажется сильно изменился.
- Почему так решил?
- А ты от говна нашего отвернулся Володя.
- Я не понимаю тебя Осип Тимофеевич...
- Ты все понимаешь Афанасич. Ты по этому говну уже пятый десяток лет ступаешь, только пытаешься не замечать его. Ты сержантом у меня был и не брезговал в охотку, со мной вместе, за лошадьми и коровами убирать. Тебя никто не заставлял. Ты сам шел на подхоз и помогал мне. Ты ведь, когда в училище уезжал, прощался не только с Колей Буйневичем, царство ему небесное, и не его вина, что всего-то он только до второго марта дожил после твоего отъезда, ты и со мной простился и с бойцами со всеми... Ты ведь и на подхоз сходил и всех наших Ласточек поцеловал... А вот сейчас, ты первым делом полетел по заставам, вместо того чтобы проехать всего полтора километра и сходить к Кольке, и Ване Стрельникову, и ко всем ним. Ты ведь генерал сейчас... Некогда тебе Володя... И забыл ты из какого говна выполз... А Коля ведь в академию готовился, только ты и об этом забыл Володя, и, еще не известно, кто бы сейчас округом командовал, Ванька, Колька, или ты... Может не прав я Володя? А? А вчера ты в говно коровье своей ногой ступил, и так тебя это закоробило, как будто ты и не был бойцом сраным, пришедшим к нам с Колькой после учебки. И забыл ты Володя, а может и не знал, как Колька телефоны обрывал делая тебя сначала младшим а потом сержантом. Ты ведь не видел Колю простреленного, прикладами и палками испохабленного ...
- Мне Юрка Бабанский рассказывал, в Москве уже... Тимофеич, ты сам-то давно был у них?
- Сейчас очень редко Володя... В Имане редко бываю...
- Понимаю Тимофеич... Мы с тобой обязательно к ним съездим... Вместе съездим Тимофеич, а пока давай за Колю и за всех них...вместо чая...водки...
- Давай...

***
Легенда гласит, что командующий не пожалел керосина и своего служебного времени, чтобы еще раз слетать на «Ласточку» уже без свиты, а только с «Лешей» и старшиной.
Легенда гласит, что командующий пробыл на заставе целый день, просто, вспоминая свою юность, и отдыхая от суеты мирской...
И так же печально, как и двадцать с лишним лет назад, шептались о чем-то убогие приморские березки и тополя, шелестел камыш на болотинах и заброшенных чеках, острая осока падала и вновь вставала под порывами гуляющего по Уссури ветра...

Вполне возможно, что так и было, и мне хочется верить в это...

***
Участник событий на острове Доманский в марте 1969 года, кавалер ордена Красной Звезды, старший прапорщик Малинин Осип Тимофеевич уволился в запас вооруженных сил в декабре 1993 года.
Умер от сердечной недостаточности в марте 1999 года.
Похоронен рядом с братской могилой пограничников, отстоявших ценой своей жизни, маленький клочок советской земли.

© A.B. Ostrognikoff (Colonell) 26.09.2004 stgs@rol.ru
Оценка: 1.9216 Историю рассказал(а) тов. Колонель : 26-09-2004 08:42:29
Обсудить (39)
, 28-10-2004 21:24:52, кузя
красиво....
Версия для печати

Армия

Ветеран
Молдавское Барокко.

Осень в Тирасполь приходит медленно, и поэтому незаметно. Дожди начинают пахнуть не летней свежестью, но уже мокрыми листьями, и однажды утром просыпаешся, и первый раз в году приходят мысли о грядущей зиме.
Тирасполь 1985 года. Октябрь.
На гражданского прораба Петю Варажекова было больно смотреть. Печальный, стоял он во дворе строящегося девятиэтажного дома перед группой военных строителей и ждал обьяснений.
Мастер ночной смены вздохнул и выпалил:
- Ну, кончились у нас балконы, а план давать надо.
Петя поморщился от окутавших его паров перегара и еще раз посмотрел на дом, всё ешё на что-то надеясь. Но ошибки быть не могло: действительно, в стройных рядах балконов зияла дыра. Дверной проём был, окно было тоже, а вот балкона не было.
- Что будем делать? - риторически спросил Петя.
- А давай краном плиты подымем, да подсунем балкон, когда привезут - предложил военный строитель рядовой Конякин. Все подняли глаза на кран, в кабине которого сидел крановой - ефрейтор Жучко. Крановой уже давно наблюдавшый с высока за собранием, приветливо помахал рукой.
- Дурак ты, Конякин, - сказал Петя с выражением. Конякин тут же согласно закивал. - Что, давно не видел, как краны падают?
Все опять посмотрели вверх на кранового. Прошлой зимой в Арцизе упал кран. Крановой тогда остался жив, но его списали со службы - по дурке.
- Стахановцы хреновы! - добавил Петя, - идите отсюда.
На самом деле во всем виноват был дембельский аккорд, на котором находились монтажники, перекрывшие этаж без балконной плиты (разбитой пополам еще при разгрузке) и каменщики, лихо погнавшие кладку поверх свежего перекрытия. Предлагать будущим гражданским подождать с аккордом и значит с дембелем, было несерьёзно, да и поздно уже. Дело было сделано.
Петя вздохнул. Вся неделя была какой-то сумасшедшей. Сначала приехавший после дождя главный архитектор наступил на кабель от сварки и от неожиданного поражения электричеством подбросил высоко вверх стопку документов с подписями. Результатом этого была визит инспектора по Т/Б, разрешившйся большой попойкой. Затем какая-то сволочь в лице “пурпарщика” ("прапорщика" по-молдавски) Зинченко продала половину наличного цемента, и Пете пришлось ехать на цементный завод и опять напиватся, на этот раз за цемент. А теперь вот - это.
Он зашел в вагончик-прорабку, где терпеливо ждал задания на день сержант Михайлюк, призванный со второго курса физфака столичного университета. Под два метра ростом с широкими плечами и огромными, как "комсомольская" лопата, руками он попал в стойбат ввиду неблагонадежности, и был немедленно назначен бригадиром - официально из-за размера, неофициально - в пику замполиту.
- Ты видел, что они там налепили в ночную? - спросил его Петя.
- Нет, а что случилось?
- Да вон, посмотри, - и Петя махнул рукой в сторону стройки.
Михайлюк согнулся пополам и стал смотреть в окно, обозревая черную дыру отсутсвуюшего балкона и кривую кирпичную кладку над ней.
Он выпрямился, посмотрел на Петю и сказал:
- Молдавское Барокко.
Петя вздохнул.
- Чё делать будешь? - спросил бригадир.
- Да чё делать - опять нажрусь, теперь с архитектором - обреченно констатировал Петя. - Отправь своих бойцов, пускай дверь заложат. Только сегодня, а то какой-нибудь мудак ещё выйдет на балкон покурить. И займитесь вторым подьездом наконец.
-Ладно, сделаем. - ответил Михайлюк и двинулся к выходу.
Петя набрал телефонный номер Управления.
- Слышь, Виталич, это я, Петя. Приезжай.
- Шоб вот это ты меня опять током бил?
- Не, Ч/П у нас - балкон пропустили, - признался Петя.
- Ни хрена себе! Шо вы там такое пьёте? - после паузы спросил Валерий Витальевич, архитектор.
- Ой, не спрашивай, приезжай, с городом надо разбираться или дом ломать.
- Ладно, жди.
Петя повесил трубку и высунулся из окна прорабки. Увидев Михайлюка, он крикнул:
- Бригадир! И отправь бойца за гомулой, да получше, Витальича опять поить будем. Сержант показал пальцами "ОК", мол. И Петя скрылся в глубине прорабки.
Возле бригадного вагончика толпа воинов-строителей ожидала постановки задачи.
- Груша, Чебурашка - ко мне! - позвал Михайлюк. От толпы немедленно отделилось два невзрачных силуэта, один из которых тащил за рукав второго - Груша и Чебурашка, нареченные так сержантом за поразительное сходство с грушей и Чебурашкой соответственно. Оба были призваны с Памира. Груша страдал падучей, и эпелиптические припадки его поначалу сильно пугали бригадира, но потом он привык, и только старался оттащить бьющегося солдата от края перекрытия, накрыв ему голову бушлатом. Чебурашка же выделялся среди земляков необщетельностью и постоянно удивленным выражением лица. Первое было вызвано тем, что говорил он на языке, которого никто кроме него не понимал, и определить не мог, несмотря на то, что всех, вроде, призывали из одной местности. Русского он, естесственно, не знал тоже, а чебурашкино удивление, судья по всему было прямым следствием неожиданного поворота в его горской судьбе, занесшей его неизвестно куда и зачем...
Неблагонодёжный Михайлюк всегда сажал эту пару в первый ряд на политзанятиях и втайне наслаждался очумелым выражением лица замполита, обьясняющего Чебурашке в двадцатый раз про КПСС и генсека.

- Груша, ты старший. Видишь, вон балкона нет на третьем этаже? Заложите дверь доверху. Окно оставьте. И не перепутай. Вопросы есть?
- Есть, - сказал Груша, - Новый кино есть, индийский. Давай пойдем?
- Груша, иди и трудись, пока я тебе в чайник не настрелял. Если все будет в порядке, то в воскресенье пойдете в культпоход- ответил Михайлюк, применяя политику кнута и пряника. Политика сработала, и довольный Груша потащил Чебурашку за рукав в сторону подьезда. Чебурашка, как всегда удивленно, оглянулся на сержанта и зашагал за Грушей, бормоча под нос что-то, понятное только ему.


После обеда в тот же день в прорабке сидели Петя, архитектор Виталич, замкомроты лейтенант Дмых, обладавший сверхьестественным чутьем на пьянку и зашедший "на огонек", и сержант Михайлюк. На столе стояла уже сильно початая трехлитровая бутыль с красным вином. Дмых рассказывал очередную историю из своей афганской службы, когда Петя краем глаза уловил в углу вагончика какое-то движение.
- Мышь! - заорал он.
Михайлюк, вполне захмелевший к тому времени, встрепенулся и, схватив первый попавшийся под руку предмет, запустил его в угол. Оказалось, что под руку ему попалась сложенная пополам нивелирная рейка, которая от удара разложилась и придавила убегающее животное одним из концов. Лейтенант встал из-за стола, подошел к полю боя и поднял мышь за хвост.
- По-моему, притворяется - сказал он, поднося мышь к глазам, чтобы получше рассмотреть добычу. Почувствовав, что блеф её раскрыт, мышь изогнулась и цапнула офицера за указательный палец.
- Ай! - вскрикнул Дмых и дергнул рукой, разжимая одновременно пальцы. Мышь, кувыркаясь в воздухе, описала сложную кривую, одним из концов закончившуюся в банке с вином, где она и принялась плавать. Коллектив наблюдал за ней с немым укором.
- Что будем делать? - задал привычный сегодня уже вопрос Петя. Неделя явно была не его.
- Какие проблемы? - спросил замкомроты - Чайник есть?
- Вон стоит, - показал Петя на алюминиевый армейский чайник, не понимая, с какого бодуна лейтехе захотелось чаю.
Лейтенант взял чайник и вылил из него воду в окно, затем взял банку с вином и перелил вино вместе с мышью в чайник, а после, через носик чайника перелил вино назад в банку. Мышь немедленно заскреблась в пустом чайнике, очевидно требуя вина.
- Всё, наливай дальше, - скомандовал он Пете.
После секундного неверия Пете вдруг стало все равно, и он стал разливать.
Лейтенант выпил первым, после него, убедившись что он не упал, схватившись за горло в страшных муках, стали пить остальные.

Часом позже, Петя вышел из прорабки и окинул взглядом дом. Ведущий в пустоту проём балконной двери все ещё имел место быть.
- Эй, бригадир,- позвал Петя, - вы когда дверь-то заложите? - спросил он высунувшегося в окно Михайлюка. Тот посмотрел на дом и удивился:
- Вот уроды. Спят, наверное, где-то.
Он вышел из вагончика и направился в дом.
Петя присел на деревянную скамеечку, сколоченную из половой доски плотниками, и зажег сигарету. Он курил, и дым уносило ветром куда-то в серое небо. Начинались осенние сумерки.
- Уже октябрь, - подумал Петя. Он затряс головой отгоняя грустные мысли.
Из подьезда вышел сержант и, ни слова не говоря, сел рядом с прорабом.
- Ну? - спросил Петя.
- Даже не знаю, что сказать - ответил Михайлюк.
- Что не знаешь? Они дверь будут закладывать сегодня или нет?
Михайлик посмотрел на Петю и сказал:
- Они уже заложили. Входную дверь в квартиру.
Петя бросил окурок на землю и затоптал его носком ботинка. Он что-то пробормотал.
- Что? - не услышал Михайлик.
- Молдавское Барокко - повторил Петя.
Оценка: 1.9003 Историю рассказал(а) тов. cornelius : 14-09-2004 04:30:55
Обсудить (95)
, 11-04-2012 09:33:10, Пиджак в запасе гость
http://anekdot.ru/id/572217/ - сегодня перечитал историю...
Версия для печати

Флот

-Экипаж у нас дружный, спаянный. Есть свои долбни, но где уж без них! Сами со всеми познакомитесь, сделаете свои выводы. Только берегитесь боцмана - непредсказуемый тип.

Капитан Сердюк устроил мне, новому на корабле старпому, экскурсию по судну. Часа два мы лазали по самым тёмным закоулкам "Федько". Нырнули в машинное, поднялись на мостик, заглянули в кают-компанию, поинтересовались обеденным меню у носатого кока и посетили радиста, который всё время глупо хохотал. Морячки, занятые неотложными делами, поднимали головы, приветствовали капитана, а затем долго сверлили мою спину оценивающими взглядами. Меня немного насторожило то, что в глазах некоторых отчётливо читалось сочуствие, и, казалось, хотели они что-то сказать, но при капитане не решались.
Потом был обед, полчаса пустых разговоров, затем грузовой помощник объявил, что с трюмом покончено, и скоро займутся палубой. Сердюк благосклонно кивнул и предложил снова подняться наверх, продолжить занятия по матчасти теплохода.
Немного поплутав по переходам и приветствуя встречных (которые долго смотрели мне вослед), поднялись на левое крыло мостика. Тогда, в 82-ом, "Федько" уже не был последним словом кораблестроения, но всё же имел уважаемые габариты. Особенно, когда загрузка ещё не закончилась, и ватерлиния покоилась высоко над уровнем воды. Внизу, под нами, послышались крики, пёстрый морской мат и прочие, пока незнакомые моему уху шумы.
- Вот он, голубчик, Андрей Андреич, - сказал оскалившись капитан, и, перегнувшись через леера, крикнул:
- Андреич, что за шум?
- Да уродцы эти, докеры хреновы, огнетушитель спереть хотели.
Боцман вышел откуда-то снизу и, задрав голову, упёрся в меня взглядом.
- Здрасте! Вы наш новый старпом?
- Да!
- Бум знакомы, я боцманом тут работаю, Андреем Андреичем зовут. Детдомовский я. А родом из Раздельной. Тут недалеко. А Вы откуда? Как вам наша лайба? Вас Сергеем Николаевичем зовут? Видите, я знаю. Я всё знаю! Ну, мы ещё пообщаемся, труба зовёт!

Боцман ошарашил меня словесным потоком и переключился на капитана. Действительно, в нём что-то было необычным. В большинстве случаев его коллеги суровы и немногословны. А тут не успел увидеть - и сразу же за рассказы взялся. "Сказочник", - прозвал я его про себя, но намёка на опасность, обещанную кэпом, не обнаружил.

- Василий Владимирович, ну так что? Всё, есть новый старпом?
- Есть, есть, не волнуйся! - отвечал капитан.
- Ну так, а чё со старым делать? Каюту-то освобождать надо!
- Ну, Андреич, как обычно, не знаешь, что ли?
- Ага, понял.

Боцман исчез где-то под нами, а на мостик принесли кофе. Сердюк угостил меня импортным "Уинстоном" и закурил сам. Левое крыло выходило на причал на уровне пятого этажа хрущёвки. Двумя этажами ниже, на грузовой палубе послышались крики и вопли. Двое матросов за руки за ноги тащили связанного человека. Во рту его был кляп, голова неестественно закинута назад. За ними шёл потирая руки Андрей Андреич. Глянул на нас, показал пальцем на связанного, хохотнул и громко скомандовал,
- Всё, вперёд. Прощай, товарищ! И картинно отдал честь.
Матросики раскачали человека и на счёт три перебросили через фальшборт. Глянули вниз. Что-то сказали боцману. Тот тоже глянул вниз. Потом поднял голову к нам.
- Капитан, заминка вышла, на причал упал.
- Ну так спускайся, да скинь его. Да помой там, а то опять с милицией разбираться.

Кровь остановилась в моих жилах. На моих глазах за борт, на бетонный причал с высоты третьего этажа скинули человека. И произошло это с невероятной обыденностью. Ноги задрожали, забытая сигарета обожгла пальцы. Хотел что-то сказать, но глотку свело судорогой.

- Всё, - прервал паузу капитан, ваша каюта свободна. Вас проводят. Идите, располагайтесь. А про это - забудьте - новый старпом лучше старого.

Сердюк ободряюще потрепал меня по плечу и ушёл в рубку. В произошедшее не верилось. Что делать - не знал. Тогда не знал. А уже через три месяца сам принимал участие в розыгрыше, когда в Лиссабоне к нам на борт поднялся новый стармех, вместо старого, улетевшего на учёбу в Питер. Несчастное чучело летало за борт не раз, пока в Стамбульском порту не было изъято полицией, как улика преступления.

Байка основана на рассказах бывшего капитана черноморского морского пароходства, давно уже пенсионера, Недопуда Сергея Николаевича.
Оценка: 1.8985 Историю рассказал(а) тов. Тафарель : 16-06-2004 14:41:56
Обсудить (68)
21-06-2004 17:39:07, ПВОшник
жаль, что куда то запропал начальник транспортного цеха. с д...
Версия для печати

Военная мудрость

Ветеран
В дверь деликатно постучали.
-Да, - недовольно ответил начмед, отложив цветастый журнальчик и спустив ноги со стола.
-Тащ майор, - можно вас? У нас неувязочка там с партизанами. С переподготовщиками то есть.
-Что за неувязочка, лейтенант? Чего неспокоен?
-Э-э-э, они колоться отказываются... Ну, не хотят прививки делать, - спешно поправился молоденький лейтенант медслужбы.

Опытный военный врач с грустью глянул на осиротевший кроссворд и ворча направился на подмогу молодёжи.
На первом этаже санчасти в углу коридора, сверкая гражданскими брюшками и веселя персонал элегантными пёстрыми семейными трусами, сидело несколько переподготовщиков.

-Ну что вы, ё-моё, как детский сад, чесслово. Здоровые мужики, а уколов боитесь!??, - возмутился начмед.
-Дык, товарищ доктор, эскулапы ваши колоть как следует не умеют. Иголки гнут об нас. Мы что, манекены что ли, или трупы какие, чтоб тренироваться?!
-Так, что, мне самому вас колоть?! Не пожалеете? Я давно не практиковался. Детский сад, ползунковая группа, ясли, ё-моё, - ворчал доктор, непроизвольно поднимая в памяти случаи из практики.
- Ну случилось один раз, так что теперь?
-Уж лучше, товарищ доктор, заболеть лихорадкой вашей бубонной, чем уколы такие, - оглянув страдальцев, заявил за всех самый представительный из них.
Его товарищи забузели, выражая коллективный "одобрямс".

Майор Чуприн прошёл долгий трудный путь военврача. Куда только не закидывала его судьба. Что только не приходилось делать, в какие только ситуации не попадал. Роды принимал в кузове шишиги, резал гнойный аппендицит на борту вертолёта, делал искусственное дыхание нажравшемуся партийному вожаку изо рта в рот, но вот такого организованного бунта пациентов он на своей практике не помнил.

-Хотя..., - подумал он..... Ну, конечно!.... Однажды, в богом забытом гарнизоне нужно было прививать группу детсада. Малыши плакали, кричали, вырывались из рук, заводя друг друга стадным страхом. Молодой тогда врач среагировал моментально. Пакет "Гусиных лапок" в течение получаса опустел, зато довольные малыши, получив сладости, были привиты и отправлены спать для успокоения переживаний.

- Технический перерыв, - объявил начмед и, развивая полезную идею, направился в свой кабинет. Через пару минут вернулся с портфелем в руке. Отправил погулять фельдшера, и начал приём.
Первый клиент настороженно заглянул в процедурную.
- Иди сюда, воин, - поманил пальцем майор.
- Только если вы, как он, ... лучше пойду я, - начал было партизан с порога, не решаясь войти.
- Десерт будет, - сказал майор.
- А?
- Обезболивающее.
- Да ну, начальник. Шо я, маленький?
- Иди, пока добрый.
Партизан получил прививку и с довольной рожей вышел в коридор. Потом была небольшая заминка, впечатления сошли в народ и процесс пошёл без задержек и осечек. Двери открывались, закрывались, партизанщина прививалась, а молодые лейтёхи зауважали начмеда ещё больше. Минут через полчаса майор затосковал по кроссворду, позвал кого-то из лейтенантов, поделился передовым опытом и вернулся в кабинет. Прошёл час. Начмед, решая кроссворд, успел вздремнуть в кресле. Разбудил стук. Один из лейтёх.

- Ну?
- Тащ майор, неувязочка вышла.
- Опять неувязочка?
- Так вы понимаете, вы как ушли, они, черти, по второму кругу прививаться пошли. Через окно в коридор залезали с улицы и шли на процедуру. В общем, мы их пока вычислили, человек пятнадцать двойные дозы получили. Может, сделать чё надо?
- Ничего им, лейтенант, не станется. Портфель только верни!

Лейтенатик молча повиновался и вышел.
Майор открыл портфель, вынул опустевшую бутыль из-под спирта, посмотрел на свет, поболтал капли на дне и тяжело вздохнул.
-Век живи, век учись! Разбавить надо было...
В памяти всплыли довольные мордахи малышей из далёкого гарнизона.
Оценка: 1.8820 Мудростью поделился тов. Тафарель : 12-07-2004 09:49:35
Обсудить (20)
, 21-07-2004 15:30:43, Глюк
Супер. :)...
Версия для печати

Армия

Литовский праздник в ремонтном батальоне.

В целях борьбы с дедовщиной в рембате ввели новшество: ответственный офицер, который оставался в казарме на ночь. Назначался ответственный офицер из штабных майоров. Чем ответственный офицер был ответственнее дежурного по части - неизвестно... Обычно ответственный майор полночи занимался утруской и усушкой мозгов какому-нибудь менее ответственному лейтенанту, дежурящему по части, а затем запирался в своем кабинете и банальнейшим образом спал.

Самым ответственным из всех ответственных был, разумеется, замполит батальона майор Кукушкин. После просветительной беседы с дежурным по части он не завалился сразу спать, а пошел по территории рембата проверить уставной порядок. Пошел майор Кукушкин не просто так, а по наводке своего осведомителя. Оперативная информация гласила, что сегодня солдаты литовской национальности что-то замыслили и ведут себя подозрительно тихо.

В казарме ничего необычного не происходило. Кукушкин направил свои стопы в парк. В боксах тоже было темно и тихо. Вдруг майор увидел несколько силуэтов, направляющихся к рембатовской бане. В силуэтах майор узнал несколько бойцов, но не литовской, а очень даже узбекской национальности. Хотя нет, один литовец среди них был. Младший сержант Нарейкис (которого весь батальон заслуженно называл не иначе, как Налейкис) шел впереди и его отчетливо шатало из стороны в сторону. Драки между солдатами из Прибалтики и из Средней Азии славились особой жестокостью, поэтому у майора Кукушкина не было ни малейших сомнений: уже избитого литовца узбеки ведут для продолжения расправы в более глухое место. Сердце замполита болезнено сжалось, но не столько за судьбу Налейкиса, сколько за свою собственную. "Ну почему, почему они должны драться именно в мое дежурство?! Не могли подождать до утра..." Солдаты зашли в баню. Майор остановился в нерешительности: зайти самому или позвать дежурного по части? Кукушкин решился на компромисс: зайти в коридор и послушать. Если драка, бежать за дежурным. Майор тихонько зашел в баню и припал ухом к дверям комнаты отдыха.

Майор Кукушкин не знал о событиях, предшествовавших его появлению в парке. После отбоя Налейкис и еще несколько литовцев исчезли из казармы, прихватив с собой банщика ефрейтора Курочкина. Однако через час Налейкис вернулся и стал приставать к младшему сержанту Камалову:
- Карим, дай сигарет. У тебя ж есть пара пачек в заначке... А утром я в чепок сбегаю и отдам тебе.
Камалов с подозрением принюхался:
- Опять пьяный, чурка ты нерусская?
Налейкис находился в том приподнято-возвышенном состоянии, которое наступает после второго стакана. Поэтому он не обиделся, а добродушно пихнул Камалова в плечо:
- Сам ты чукча. Праздник у нас... Только - тсс, никому...
Камалов насторожился, почувствовав поживу:
- Какой праздник, слушай, зачем праздник, отбой давно был, да?
Налейкис был не против приобщить каракалпака Камалова к истокам литовской культуры:
- Йонинес праздник, знаешь?
- Не знаю.
- Русский Ивана Купала знаешь?
- Не знаю.
- А что знаешь?
- Курам-Байрам знаю.
- Ну так наш Йонинес то же самое.
- Врио-о-ооошь...
Налейкис вернулся к делу:
- Доставай свои сигареты и пошли со мной...

Через полчаса празднования Камалов уронил голову на руки и горько заплакал. Налейкис попытался утешить, но Камалов заплакал еще сильнее:
- Вы тут по-литовски говорите, непонятно мне... А я - шакал паршивый...Водку с вами пью, сало жру, а мои друзья в казарме спят... Уы-ы-ыыыы... Пойду их приведу.
Налейкис посовещался с остальными двумя литовскими приятелями и разрешил:
- Ну сходи, приведи... Только смотри, не всю роту...
Камалов встал и направился к двери, но не дошел. Слаб оказался... Он сел на пол и заплакал еще горше. Налейкис махнул рукой и сказал:
- Ладно, сам схожу. Кого привести? Булдыкбаева и Бакшишева? И Абишева? Хорошо, щас при-ик-ду...

Узбекские воины, посмотрев на Налейкиса, сразу ему поверили и пошли с ним в баню. Налейкис то и дело пытался упасть, поэтому его пришлось поддерживать и подпихивать. Вот эту живописную группу и засек замполит.

Итак, замполит в нерешительности десять минут потоптался перед баней, зашел вовнутрь и припал ухом к дверям комнаты отдыха. Оттуда звучала песня на непонятном языке. Майор Кукушкин приоткрыл дверь и увидел удивительную картину: три узбекских солдата торопливо глотали водку, двое литовцев дружелюбно совали им сало закусить, а Налейкис и Камалов, обнявшись, хором пели:

- Tegul saulе Lietuvoj
Tamsumus prasalina...
Tegul meilе Lietuvos
Dega musu sirdyse
(Пусть в Литве солнце
Тьму рассеит...
Пусть любовь к Литве
Горит в наших сердцах)

Кукушкин перевел дух. Драки не было. ЧП? Хм... Посмотрим. Все равно, гора с плеч. Он осмелел и зашел в комнату:
- Так, бойцы, вам пять минут добежать до казармы и лечь спать. Бегом марш!

Солдаты, поняв, что замполит сейчас добрый, без пререканий испарились. Бегом не бегом, но через пять минут в бане никого не было, кроме майора Кукушкина и ефрейтора Курочкина, которы безмятежно спал на скамейкe еще с того момента, когда узбеки начали петь по-литовски. Майор заботливо укрыл спящего банщика грязным вафельным полотенцем, захватил со стола едва начатую бутылку водки и пошел в свой кабинет. Он шел и размышлял, что делать дальше. В своем кабинете майор Кукушкин сел за стол, поставил перед собой конфискованную бутылку, достал лист бумаги,ручку и задумался: докладывать наверх о происшествии или нет? Комбату? Начпо дивизии?

Утром дежурный по части забеспокоился: замполит не появился на подъеме и даже не вышел к завтраку. Сержант-помдеж принес из столовой завтрак для Кукушкина и постучал в замполитовскую дверь. Никто не ответил. Сержант зашел в кабинет и увидел замполита. Майор спал сидя, уронив голову на стол. Перед ним стояла пустая бутылка из-под водки и блюдце с окурками и конфетными фантиками. Под бутылкой лежал исписанный лист бумаги. Сержант осторожно поставил замполитовский завтрак на стол и стал с трудом читать замполитовские каракули.

"...Начальнику политотдела дивизии полковнику ***...
...Под руководством заместителя командира батальона по политической части в ремонтом батальоне прошел Вечер Дружбы Народов СССР, посвященный народным литовским праздникам...
...Группа солдат узбекской национальности исполнила песни на литовском языке...
...Вечер прошел в теплой неформальной обстановке..."
Оценка: 1.8801 Историю рассказал(а) тов. Rembat : 02-12-2004 02:04:16
Обсудить (78)
, 05-12-2008 11:31:12, Маргiналъ
> > ---------------------------------------------------- > ...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  
Архив выпусков
Предыдущий месяцНоябрь 2016 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2016 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Продаем практичные канализационные очистные сооружения недорого для завода в Подмосковье.
Интернет-магазин здесь керамические горшки фото