Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Авиация

Найдено на www.posadki.net

Место действия - Южные pyбежи нашей некогда необъятной Родины, недалеко от гpаницы с дpyжественной нам демокpатической pеспyбликой. Аэpодpом, на котоpом готовятся к вылетy истpебители - бомбаpдиpовщики.

Вpемя действия - pанняя весна по их меpкам, дикая жаpа с тpyдом пеpеносимая ноpмальными людьми, теpмометp днем yже зашкаливает, поэтомy полеты pано yтpом, а подготовка к вылетy еще pаньше. Подъем в 3, хотя нет в 5. В 5 минyт четвеpтого.

Действyющие лица - По 8 ФАБ-100 (на каждом СУ) выпyска пpимеpно 1944 года с взpывателями пpимеpно того же года. Бомбы эти были замечательны тем, что pикошетили об каменистый гpyнт, иногда почти до высоты сбpоса, взpыватели y них тоже были с пpичyдой - иногда самопpоизвольно взpывались. Это за ними это замечалось еще в годы ВОВ и попозже в годы недавней войны в Кавказских гоpах, наиболее часто это пpоисходило в момент отделения бомбы от самолета (Ил-2, или Сy-25, неважно). Коpоче, обpащения к себе они тpебовали очень и очень аккypатного.

Hаш геpой - экс-стyдент, только что попавший на теплый весенний юг с заснеженного севеpа. Авитаминоз жyткий, акклиматизация тяжелая, коpмежка пpосто "блеск". Всю ночь "стаpики" и "деды" пили спиpт в каптеpке, и били кого-то в соpтиpе.

И так это пpисказка, сказка впеpеди.
"Еще не pассвело, но в Стpане Дypаков yже никто не спал" - этим добpым пpиветствием из "ЗОЛОТОГО КЛЮЧИКА, ИЛИ ПРИКЛЮЧЕHИЯ БУРАТИHО", нас встpетил наш капитан Дpонов, оpyжейник полка, добpейшей дyши человек, что стpашно мешало емy в слyжбе (он так и не стал майоpом).

Пошли от КамАЗа к стоящим СУ, там во всю кипела pабота, механики, pадисты, запpавщики, водители... Пеpематюкивались пpапоpа, сигналили летyчки, шyм, гам. Жизнь кипела. По пyти капитан озадачивал: - "Я пойдy кpесла пpовеpять. Вы еще молоды. Ответственность большая, а то вдpyг что слyчится и катапyльтиpоваться нечем. Гpишенька, - это он ко втоpомy воинy - вы пyшечки заpядите, да поаккypатнее. А то всяко бывает? Hy, а вы - он обpатился ко мне - соизвольте, бомбочки yже висят, видите - ли, взpыватели из ящичка взять надо, и вкpyтить, да знаете ли по-аккypатнее, контpовочкy пpовеpьте, ветpяночки, штыpьки осмотpите". Капитан yшел.

У кpайнего СУ мы с Гpишей пpинялись за pаботy. (Вообще-то это делали пpапоpа, но наши yже были за "pечкой".) Гpиша забpался на кpыло, откpыл люки и начал заpяжать 30-мм пyшкy, я залез под кpыло и вкpyтил дpожащей pyкой пеpвый взpыватель в ФАБ-100. Дpожа, отошел, осмотpел, по стyденческой пpивычке достал из каpмана "шпоpy" повтоpил по пyнктам 1. Рyкой "А", (см. схемy) взять взpыватель... и так далее, далее, все вpоде бы пpавильно.

К восьмомy самолетy, остpота момента пpошла, хотелось жpать и самое главное спать... Теплело на глазах, так в сон и yкладывало. Закончив pаботy, я начал отходить от самолета, но мне что-то мешало, я деpнyлся сильнее и yвидел в pyке соpваннyю чекy от взpывателя, тy самyю чекy после сpыва котоpой взpыв пpоисходит "чеpез 6.. 60 секyнд независимо от падения бомбы".

Пpоснyлся мгновенно, кpyтнyл yстановкy часового взpывателя на 60 секyнд и бpосился от самолета в даль. Гpиша сpеагиpовал также мгновенно, спpыгнyв с кpыла, он побежал по бетонке. Догнав меня, он хлопнyл меня по плечy, в ответ я показал емy чекy. Казалось бежать быстpее невозможно, но он добавил еще скоpости. Так как я и он, бpосились бежать, вдоль стpоя СУ, то пpобегая мы оказывали на окpyжающих действие необычайное:

пеpвое - yдивление -"Оpyжейники бегyт", - 0, 2 секyнды,
втоpое - yжас - "Оpyжейники бегyт!!!", - 0,2 секyнды,
тpетье - бежать.

С кpыльев, из кабин, из-под фюзеляжей, из-под кpыльев, из кабин запpавщиков - вылетали, выскакивали, десятки солдат, пpапоpщиков, офицеpов. Мы не yспели добежать до последних самолетов, как кpичать и бежать стали yже впеpеди нас.

"Оpyжейники бегyт!!!".
"Оpyжейники бегyт!!!".
"Оpyжейники бегyт!!!".

Hе забyдy выpажение лица "деда" честно спящего в кабине КpАЗа-запpавщика, пpоснyвшись от топота сотен ног, он с диким pевом "Оpyжейники бегyт" помчался кyда-то в даль.
Как потом pассказывали, ещё более гpандиозная каpтина была видна с вышки, отовсюдy выбегали все находящиеся на аэpодpоме, и бежали в pазные стоpоны, и как бежали, кpика не было слышно, но по pазмеpам бедствия стало ясно, что
"Оpyжейники бегyт".

Пpобежав метpов тpиста, мы с Гpишей свеpнyли в стоpонy и yпали на землю, обхватив головy pyками, ведь по инстpyкции pазлет осколков - 850 метpов.
Тишина.

От стоянки на большой скоpости отъезжало все, что ещё могло ездить, и только от вышки медленно двигалась одинокая фигypа капитана Дpонова. Подойдя к нам, он пpисел на коpточки и сказал:

-А я смотpю, все бегают, pазвлекаются, нy дyмаю, это "мои" - наpод веселят, не иначе yчyдили что-то. Пока к вам шел, все сообpажал, pаз пyшки не стpеляют, значит бомбy ypонили, хотя как вы ее могли ypонить? Подошел ближе, и точно - не ypонили, pаз по бетонке не катается, а что тогда...?"

Показываю чекy.
-А бывает. Втоpyю-то не снял? Знать не yспел, pаз все тихо.
Киваю, что, дескать, не yспел.
- Эти pазбегаются, - он шиpоко обвел взглядом окpестности - а я pассчитываю, pаз сpазy не взоpвалось, вpемя еще есть. Идy. Hа часы глянyл, минyта пpошла, а все еще живы. Hy, значит ложная тpевога. Тогда отлично, пошли на место ставить, покажy как. Втоpая чека как pаз для таких слyчаев и пpедназначена.

Пошли, показал, поставили.
- Hy, вот и хоpошо. Иди дальше взpыватели вкpyчивай.
И всё.
И пошел дальше капитан по своим оpyжейным делам. И только после этого зашевелился наpод начал из щелей выползать, к самолетам подбиpаться, стаpаясь от нас с Гpишкой БОЛЬШУЮ дистанцию деpжать. Hас не только не побили, нам не сказали ни единого слова yпpека, только потом y самолетов, когда мы pаботали, очень-очень мало наpодy оставалось. И вдобавок к нам с Гpишкой клички пpиклеились "Hезнайка" и "Гyнька", капитан Дpонов постаpался.

Р.S. Чеpез полгода после моего дембеля пpишло письмо. Hашемy капитанy в лоб из 30-ти мм пyшки нечаянно стpельнyли, да, слава Богy, жив он остался, yже и из госпиталя вышел. Еще пять снаpядов yгодили в летнyю столовyю, yгол снесли начисто, и на этом снаpяды кончились. Виновники, пока столовyю не восстановили, на "дембель" не попали. Только это yже отдельная истоpия.
Оценка: 1.9560 Историю рассказал(а) тов. Сергей Dyakov : 22-08-2003 11:21:18
Обсудить (49)
, 29-07-2013 10:59:12, A_I
Одногруппник рассказывал что у них в части был прапорщик по ...
Версия для печати

Остальные

КОСМИЧЕСКАЯ ТОЧНОСТЬ

Как и обещал, оформил вторую историю из рассказов ветеранов нашего отдела о славных былых временах освоения ракетной техники.

Итак, начало расцвета застоя. На страну надвигается очередной съезд. Конечно ПАРТИИ. И не было в те времена человека, задавшего бы идиотский вопрос- какой? Вся страна встала на вахту, на трудовую и боевую. И навстречу этому съезду понеслись рекорды, свершения и достижения. Ибо наша цель - коммунизм, и верной дорогой идем.
И не отставали советские ракетостроители. Наоборот, они были впереди, готовые понести на своих изделиях зарю коммунизма в любую точку земного шара. И уже референты в ЦК, готовившие речь Лично Товарища Генерального Секретаря, интересовались насчет строчки в докладе, дескать, что "в ответ на происки, экспансию и развертывание по всему миру", наша самая мирная страна (опять таки во всем мире) напряглась и достойно ответила разработкой системы ну, допустим, "Звездочка".
Итак, нужен был ПУСК! И срок перенести было нельзя, ибо его определял не план, не технология, не астрономия, а съезд партии. И эта штука посильнее всех остальных вместе взятых.

Первый запуск. Стартовав откуда положено, ракета несется через всю страну на очень дальневосточный полигон. Летит хорошо, быстро. Но чем ближе к цели, тем как-то неувереннее
определяет куда собственно нужно лететь дальше. Тревожно звенят и мигают датчики телеметрии. Ракета натуральным образом испытывает полную потерю ориентации в безвоздушном пространстве. Это сейчас народ на фразу о неправильной ориентации понимающе подхихикнет. А тогда смысл был однозначным - летит дура выше стратосферы незнамо куда. Отдается команда на срочный подрыв, пока не улетела куда-нибудь через полюс. Этакий голубь мира, а вместо договора о разрядке - грузо-габаритный макет боеголовки.
Разбор полета. Собрание комиссии. Вернее совет конструкторов, по горячим следам. Тягостное молчание. Вместо звездочек на погоны, на грудь, на знамена КБ и заводов вырисовывается "звездец" во все отверстия и органы, как естественные, так и партийные.
-Ну что, товарищи, - начал председатель, - картина такая. Пролетев N километров, на NN секунде полета изделие начало блудить и метаться как банда мартовских котов на складе валерьянки. По телеметрии видно, что датчики ориентации не смогли найти нужные звезды. Хотя поначалу все было в полном порядке. И оптика здесь не причем. Гироскопы, корректирующие положения объективов при движении ракеты не смогли их точно направить, потому что подверглись нарастающим заштатным вибрациям. В результате картина звездного неба просто размазалась, как у близорукого алкаша во время эпилептического припадка.
- Что будем делать, товарищи?
Понятно, что за вопросом "Что делать" скрывается "Кто виноват?". А попробуй, определи. В ходе жаркой дискуссии выясняется, что крайних нет. Замкнутый круг положительной обратной связи. Плюс резонанс.
КБ БО: (блока ориентации)
- Гироскопы не справились, потому что они работают на отклонения, а не на дрожание и вибрации. Для этого есть система подвески. Ее разрабатывали вместе с КБ, делавшим саму конструкцию ракеты - КБ КР. И подвеска держит заданные "же" и герцы амплитуды. А для других режимов надо новую подвеску, будет она тяжелее, а запаса по весу нам не дают, все до грамма рассчитано. И потом все надо просчитать, испытать и отработать заново. Так что пусть или КБ КР делает конструкцию жестче, или КБ ракетного двигателя (КБ РД) убирает свою дрожь. В общем, вопрос не к системе подвески, а к ракете, подло передавшей и усилившей лишние вибрации от двигателя.
КБ КР: (конструкции ракеты)
- Плохо, что КБ БО не заложил запаса по вибрации. Надо было подумать о запасе. А к конструкции претензий нет, она то все выдержала. И тронуть ее не можем, если надо что усиливать, то будет она тяжелее, а запаса по весу нам не дают, все до грамма рассчитано. И потом все надо просчитать, испытать и отработать заново, это долго, сложно. Так что пусть или КБ БО подвеску делают мягче, или КБ РД убирает свою дрожь, это их движок заставил нашу птичку так трястись.
- А потому заставил, взвились конструкторы из КБ ракетного двигателя, - что во-первых эта ваша конструкция плохо просчитана на резонансы, на изменение массы по мере выгорания топлива. А вы еще хотите наворотить незнамо каких усовершенствований. Вы со старым сначала разберитесь, а у нас все точно рассчитано, до грамма тяги и герца вибрации.
А во - вторых движок и начнет излишне реветь, если ему блок ориентации начинает выдавать команды лететь сразу в разные стороны. Вот вдобавок к маршевому и заработали все двигатели корректировки курса сразу во всех плоскостях и направлениях. Вы нам дайте правильный курс, как было на начальном этапе, и двигатель спокойно доставит всю вашу хренотень со всеми гироскопами куда надо.
-Так, товарищи, вмешался председатель - правильный Курс нам указывает Партия. Кстати, напомнил он, - скоро съезд. Чем порадуем ЦК?
Опять повисла тягостная тишина. Все понимают, что ТАМ, не будут вникать в технические проблемы взаимосвязи. Крайними будут все. И спасаться надо вместе. Вместе с ракетой.
Главное большой проблемы и нет. Сделать подвеску блока ориентации покрепче и помягче, где надо усилить элементы корпуса и учесть передачу вибрации от двигателя по этим самым элементам. Чистая механика и сопромат. Но сроки! Пока все взаимосогласуешь: Так что нужно простое нестандартное решение. И чтоб сделать его можно было на уже готовящейся к запуску второй ракете.
- Ты это, спросил председатель у главного "звездного ориентировщика", - ты просто скажи, тебе чего надо, чтоб навестись на звезды.
- Так ведь знамо чего, стабильности и покоя. А это, если по уму, система всяких пружин и подвесов, демпферов и стабилизаторов.
- А если нет. Можно как-то по-простому?
- А по-простому, тупо - тогда массивное основание, чтоб всякая дрожь гасилась на хрен.
Чем тяжелее, тем лучше. Просто взять и привинтить гироскопы к охрененно тяжелой, подвешенной хоть на рессорах от паровоза железяке. Но где я вам возьму это в ракете? Все ж рассчитано - пересчитано.
- Слышь, задумчиво сказал, возя пальцем по сукну стола, главный двигателист,
- охрененно тяжелая, это сколько?
- Охрененно тяжелая, значит и килограмм в ней до хрена.
- Тебе полтонны хватит?
За столом тягостная тишина сменилась на звенящую.
- Полтонны хватит. Вполне. А где это в ракете такое есть?
- В ракете нет. Пока нет, но есть ЗАПАС ПО ТЯГЕ! Так, на всякий случай заложили. Может, конечно, и движок от этого так ревел, что мощнее получился. В общем, полтонны я гарантирую.
Все вопросительно посмотрели на КБ КР. Те судорожно двигали логарифмические линейки, бормотали что-то про площадь круга и удельный вес железа.
- В общем, так, берем листовую сталь, миллиметров 100 толщиной, (председатель пометил в блокноте: - спросить на танковом заводе пару листов сотки покрепче), вырезаем блин по диаметру отсека. Вес получается около 500 кг. Заодно этим усиливаем жесткость конструкции. По нагрузкам на корпус и по прочности есть запас, тоже заложили на всякий случай, переделки почти никакой.
Взгляды переместились на представителей КБ БО.
- Господи, пятьсот килограмм, блин в 100 мм, значит, все крутильные моменты не учитываем, все изгибы умножаем на ноль, да тут действительно хватит поставить в 3 плоскостях рессоры! И даже рессоры не надо, наша система подвеса выдержит эти полтонны, был ведь запасец, не хватало то чуть-чуть самОй инертной массы. Так что может и в 400 или даже 300 кг уложимся. Как влитая будет сидеть и лететь...
Тишина за столом сменилась бурным обсуждением, ведь все-таки это были Конструкторы и Инженеры, с самой большой буквы. И когда задача из административной стала чисто технической, решение в первом приближении было проработано буквально за час. Верное, заметим, решение, ибо учитывало самое главное - СРОК!
И очень вскоре был другой день, и был второй пуск, и пролетела ракета над 1/6 шара как "вдоль по Питерской", не отклоняясь от Истинного Курса. Вот только воронка, говорят, была на месте падения побольше обычного, ну да этого пусть супостат боится.

ЗЕМЛЕМЕР
Оценка: 1.9554 Историю рассказал(а) тов. Землемер : 22-04-2003 18:08:33
Обсудить (148)
22-01-2007 18:41:02, sas
Астрогид еще называется. В приципе, подойдет любой датчик, с...
Версия для печати

Армия

Уссуриийск- Смоляниново.1983г.
- Ну,давай еще по чуть чуть!
- Леха! Где ты его берешь? Дрянь несусветная!
- У дефектоскопистов!
- ???
- Ну,это тележка такая.Ее по рельсам катят ,там приборы,их шилом заправляют.В конце смены шило сливают.Не на землю ,естественно...
-Ну,давай за твой скорый дембель! Дай Бог,чтобы не в декабре!..
- Я уйду первым! Самым первым!...
- Нереально! У тебя,что,папа округом командует?
- Нет! Но уйду первым.Потому,что знаю свой дембельский аккорд.А его я закончу через неделю после приказа!
Признаться,Лехе я не поверил.Самая первая партия дембелей всегда уходила ,как минимум,месяца через полтора.Весь разговор происходил в Доме офицеров гарнизона Смоляниново,где Леха трудился художником,и куда нас с Макарычем отправили за наглядной агитацией.Агитация сохла,Макарыч по обыкновению проводил время за бутылкой у кого-то из многочисленных знакомых,снабдив меня сухпаем и отправив в Дом офицеров,где и пристроили до завтрашнего утра.Художник Леха был классный!За плечами имел худграф института им.Герцена в Ленинграде.Выполненные им портреты всяческих военачальников и героев во множестве украшали фойе Дома офицеров.Леху ,как талантливого художника,ценили,жил он ,как у Христа за пазухой,в части появлялся крайне редко,но,против обыкновения,сослуживцы относились к нему неплохо.Кроме умения рисовать Леха был разрядником по самбо,посему наезжать на него желающих не находилось,к тому же разрисованый Лехой дембельский альбом очень и очень ценился в гарнизоне.Правда,чести этой удостаивались единицы,входившие в число друзей и земляков.Лехиными рисунками гордились,как работами известных мастеров.При всем этом я очень сильно сомневался,чтобы его отпустили самым первым ,причем сразу после приказа:
- Леха! Ну нереально это!Ты художник классный,потому первым и не уйдешь,пока всё что можно не разрисуешь!.
- Спорим! Если уйду - поставишь мне литр,когда в Питере будешь!Коньяка!!!Не шила!..
- Да уж! Такой отравы там не найти! Из чего его делают?! Судя по запаху - из квашеных галош!..
Леха нацарапал мне свой питерский телефон на открытке со знаменитой картины "Ленин в октябре",кажется,где Ильич в окружении солдат и матросов произносил какую-то речь:
- Вот,тоже,блин,халтура! В актовом зале клуба железнодорожников панно на всю стену рисую.И на хрен им там лысый в кепке?!Как будто ничего больше изобразить нечего!..
Вопрос о шиле можно было не задавать.Если Леха разрисовывает клуб ж.д.,значит там он им и разжился.
- А аккорд какой будет?
- Новая офицерская столовая.На 100 процентов уверен!
- Ну,разрисуешь,и все равно ,я думаю,первым не уйдешь.Найдут еще чем нагрузить!
- Копи деньги на коньяк! Французский не надо,ни к чему тебя разорять! Армянский пойдет!..
Леха, действительно, уволился самым первым.Когда я,через неделю после приказа, позвонил в Смолянку,Лехи там не оказалось,и мне было отвечено,что тот,судя по всему,уже пьет водку дома.Ничего не оставалось,как восхищенно выматериться...
По первому ноябрьскому снежку,грея в карманах куртки две бутылки армянского коньяка,я подходил к старому дому на Моховой.Неделю назад приехал домой,дня три квасил с друзьями и родственниками,и зачем-то ,уже не упомню,поехал в Питер.Прошло полгода,но Леха меня вспомнил сразу,заорал в трубку,чтобы я немедленно подъезжал к нему,дал адрес и объяснил как найти квартиру.Жил он в полуподвале с отдельным входом,на двери красовалась огромная подкова,выкрашенная каким-то фосфорецирующим составом. Ошибиться было нельзя и я уверенно постучал.Дверь распахнулась,волосатый и усатый Леха ,радостно матерясь,облапил меня и потащил внутрь.На столе исходила паром кастрюля картошки,тут же присутствовал кусок сала,банка маринованных огурцов,буханка хлеба,две граненые стопки и бутылка столичной.Я вытащил из карманов коньяк:
- Армянский.Ты выиграл!
Леха жизнерадостно захохотал:
- Блин! Помнишь ведь!! Ну,давай,наливай тогда, водку на потом оставим!
Бутылка "столичной" перекочевала в междуоконное пространство,где у Лехи,судя по всему находился холодильник.Янтарная влага ухнула внутрь и разлилась приятным теплом.Леха,как выяснилось,поступил в Академию художеств,с родителями не живет,подрабатывает дворником,посему живет в ведомственной квартире.После первой бутылки я не выдержал.Любопытство распирало:
- Леха! Ну как ты умудрился первым уйти? Я ведь позвонил через недели полторы после приказа в Смолянку,а тебя там и след простыл!..
Оказалось,Леха был, помимо художника,еще и неплохим психологом.Краем уха услышал ,что комдив, бывший родом из Ленинграда,как-то обмолвился при своем водителе,что он вырос в старом дворе на Васильевском острове.По счастливому стечению обстоятельств и паре упомянутых разомлевшим комдивом деталей,Леха догадался о каком дворе идет речь.Учась в институте,они частенько ходили на этюды в те края,посему вспомнить тамошние пейзажи Лехе труда не составило.И на огромной картине во всю стену,украшавшей кабинет командующего в новой офицерской столовой,взгляду остолбеневшего комдива предстал залитый утренним солнцем,полыхающий осенним багрянцем кленов,до боли знакомый питерский дворик.
Комдив молча стоял ,впившись взглядом в картину.После примерно десятиминутной паузы были произнесены всего три слова:
- Васильева уволить.Завтра!
Вот так Леха и попал домой раньше всех.К концу второй бутылки разговор вновь повернул на тему Смолянки и Леха поинтересовался:
- А ты в клуб железнодорожников после этого не заезжал?
В упомянутый клуб я заезжал.Уже ближе к собственному дембелю.Макарыч,которого я туда зачем-то отвозил,проходя мимо огромного панно,изображавшего Ленина в октябре,вдруг резко остановился,потом отошел к потивоположной стене,посмотрел на панно издалека,затем фыркнул,помотав головой и подозвал меня:
- Видишь солдата рядом с Лениным?
Я вгляделся.С обожанием уставившись на вождя мирового пролетариата,держа в руке винтовку,с абсолютно идиотским выражением лица на стене был изображен ни кто иной,как начальник политотдела дивизии полковник Пилипенко.Среди множества солдат и матросов Макарыч узнал немало знакомых лиц старшего офицерского состава и хохотал от души:
- От,зараза!Это ведь тот художник,который в Доме офицеров был!Ну,молодец!...

Леха погиб,спустя несколько лет после нашей последней встречи.Долгое время у меня на стенке висел небольшой акварельный этюд,подаренный им в тот памятный вечер: подернутке голубой дымкой приморские сопки и где-то за ними - бесконечное море...
Оценка: 1.9548 Историю рассказал(а) тов. Бегемот : 18-11-2003 16:03:41
Обсудить (35)
24-11-2003 18:28:52, Starley
Отличная история в замечательном изложении!...
Версия для печати

Армия

ШТЫК - НОЖ
Не везло Федюне со штык - ножом почти до самого дембеля. Как только он к нему не прилаживался, всё шло отвратительно. Причём даже на учениях, когда приходилось присоединять ножны к лезвию, резал проволоку, как и все остальные, втыкал его в чучела, набитые соломой. И ничего. Абсолютно! Всё было в порядке. Но стоило… Впрочем, всё по порядку.
В самом первом наряде по роте, стоя на тумбочке, Федюня, дождавшись отбоя, вынул штык - нож из чехла, покрутил его так и сяк, полюбовался матовой поверхностью, поелозил пальцем по тыльной стороне, где имелась насечка 'для пилки дров', так её называл сержант взвода. Провёл ногтем по лезвию, убедился, что резать таким ножом практически ничего нельзя, вздохнул и всунул штык обратно в ножны.
Кто стоял по молодости лет дневальным на тумбочке, тот знает, что хуже ничего нет. Все дрыхнут, только дежурный по роте Борисыч сидит в канцелярии, позёвывая, читает книгу и курит. Федюне тоже хотелось курить, но долг обязывал стоять ещё полчаса. Это потом уже можно будет пару часов прикорнуть и опять на пост. Эххехехехехехе… Тягомотно! Федюня заинтересовался кольцом на ручке штык - ножа, погладил его гладкую поверхность, слегка источенную от времени. Чёрт его знает, как указательный палец попал в это кольцо?! Федюня потянул палец на себя. Ага. Не лезет назад. В суставе застревает. Федюня засопел, потянул сильнее, придерживая нож другой рукой. Никак!
- Борисыыыыч…Борисыыыч, - потихоньку позвал Федюня, не смея отойти ни на шаг от боевого поста, вытягивая шею, пытаясь заглянуть за угол, откуда видна открытая дверь канцелярии. Не удалось, и Федюня позвал громче:
- Борисыыыч…
Где-то на первом этаже казармы громыхнула дверь. Федюня от ужаса вспотел. А вдруг это дежурный по полку?
- Борисыыыч…,- уже почти в полный голос всхлипнул Федюня.
- Ну, чего тебе, - злобно зашипел появившийся наконец-то Борисыч, заспанно щурясь в полумраке коридора. - Чего орёшь?
Федюня ткнул левой рукой в капкан.
- Тут, понимаешь…Это… Как его…
- Ах, ты, - Борисыч матюкнулся от неожиданностию - Ну, Федька, ну, гад! Ты специально?
Федюня только жмурился в ответ, что-то бормотал, жалко оправдываясь и дёргая рукой.
- Да погоди ты, - соображал Борисыч. - Не дёргайся! - пытался круговыми движениями стянуть штык с заметно припухшего пальца Федюни.
- Вот же хрень какая! - Федюня осмелел. - Слышь, Борисыч, давай я слюной натру.
Федюня плюнул на палец, растёр слюну. Но палец никак не хотел вылезать из тисков кольца. Наконец Борисыч сообразил, сбегал в кубрик, приволок кусок мыла. Федюня опять наплевал на палец, намылил погуще, и кольцо почти без усилий покинуло настрадавшееся место.
- Иди, спи, - буркнул Борисыч, - Балбес!
За всей этой вознёй время пролетело незаметно. Федюня разбудил второго дневального и, не раздеваясь, лёг.
Уже утром, после подъёма, когда рота ушла на завтрак, Федюня стоял в очередную смену на тумбочке, предвкушая, как он вскинет руку к виску и заорёт хорошо поставленным голосом при появлении командира: 'Рота, смирно! Дежурный по роте, на выход!'. Федюня даже разволновался, представляя себе эту замечательную картину. Начал одёргивать китель, чтобы ни одна морщинка не выглядывала, поправил галстук, подравнял фуражку. Уже на втором этаже слышались чьи-то шаги. Федюня резко опустил руки вниз, принимая стойку 'смирно', и палец сам влетел в растреклятое кольцо штык - ножа…
В общем, когда вошёл командир роты, он был озадачен видом дневального, согнувшегося задом к двери, пыхтящего, бормочущего что-то невнятное, дёргающего локтями.
- Дневальный, - негромко окликнул капитан.
Федюня дёрнулся, повернулся красным потным лицом к командиру, роняя фуражку, и пролепетал ненужное:
- Рота, смирно… Дежурный, на выход, -при этом тщетно дёргая правой рукой с намертво зажатым в кольце штык-ножа пальцем.
Эхххх…если бы только это. Ну, посмеялись в роте, позабавились над Федюней и забыли. Так нет же. Дальше было хуже.
Находился взвод в карауле. Федюне достался пост на учебном аэродроме, обнесённом колючей проволокой, с прожекторами по углам квадратной территории. Декабрь. Снегу намело полно. Вроде бы и мороз с ветром сырым, промозглым, Прибалтика ведь, а снег всё равно подтаивает. То сосулька звякнет сорвавшаяся с крыла самолёта, то снег зашуршит и гулко рухнет с крыши мастерских. Федюня кутается в караульный до пят тулуп, тяжело ходит в валенках, нятянутых прямо на сапоги. В общем-то, Федюне не страшно. Скучно только, развлечься нечем. Курить не хочется, да и по уставу нельзя. Ходил так Федюня, ходил, изредка вздрагивал от непонятных звуков. Прицеливался из автомата на воображаемого врага, резко высовывался из-за углов строений, перебегал от самолётов к вертолётам, представляя, как будет задерживать забравшегося на пост злодея с обязательным криком : 'Стой, кто идёт!', досылом патрона в патронник и следующей командой: 'Стой, стрелять буду!', затем выстрелом вверх, а потом всё как-то невнятно представлялось в сладкой мути. Понятное дело, что злодей взят в умелом бою, ну, там слава, может быть награда и обязательный десятисуточный отпуск с поездкой домой. А там… Федюня аж зажмуривался от представленных удовольствий. Ясное дело, поход в клуб на танцы в парадной форме, с тускло мерцающей на груди наградой. Федюня её ещё не представлял, успокаивая себя, что потом разберётся, что за награду ему присвоили.
Яростный стук поезда, пробежавшего по недалёкому железнодорожному пути, помешал размышлениям. Федюня вновь заходил по надоевшему посту. Подошёл к огромному тополю и, шепча: 'Стой, кто идёт!', нанёс примкнутым к автомату штык-ножом удар в ствол. Штык покорно вошёл в древесину. Федюня потянул оружие на себя. Неа… Штык сидел прочно. Федюня потянул ещё и ещё. Результат тот же. Тогда он принялся раскачивать автомат, потихоньку пытаясь высвободить лезвие. Еле слышное 'кррак' судным колоколом раздалось в голове часового. Безобразный обломок ножа торчал из дерева, а над стволом автомата торчала такая же безобразная ручка…
Что уж тут рассказывать, как дальше было дело. На губе трое суток Федюня отбарабанил час в час.
'Дальше что было?' - спросите вы. Да так и было дальше. Однажды, уже на другом посту, огороженном двойным рядом колючки, Федюня пострадал из-за комбата Халеева, вздумавшего проверить молодого бойца.
- Рядовой, - размышляя, чего б такого сказануть, произнёс майор, - даю вводную. Противник нападает вот из-за тех кустов, - уже уверенно Халеев ткнул пальцем на густой ольховник, росший неподалёку от входа на пост.
Федюня рухнул плашмя на землю, срывая предохранитель автомата и передёргивая затвор, лихо перекрутился через спину к опоре прожектора и, конечно же, ударяя по ней сразу отскочившим обломком штык-ножа.
Ещё хотите? Пожалуйста! Уже в Афгане Федюня сломал не меньше пяти штыков. Парни развлекались, по-детски играя в ножички, втыкая в песчанопыльную мякоть земли штык-ножи. Федюня вошёл в азарт, плюнул на зарок не прикасаться к этой хрупкой вещи. Бросил штык, и он попал в камень, предательски лежащий под тонким слоем грунта.
В рейде все открывали консервы именно штык-ножом. И ничего. Стоило то же самое сделать Федюне, Борисыча рядом не оказалось, о результате нет смысла говорить!
Вот ведь какая война нешуточная разгорелась между неодушевлённым предметом и вполне даже сообразительным и хорошим солдатом!
Поэтому Федюня таскал с собой маленький консервный ключ и перочинный нож неплохих размеров. А штык-нож носил, как и все. Положено по уставу, что ты тут поделаешь?!
Случилось так, что на прочёсывании кишлака Федюня оторвался от своего напарника Борисыча, скользнувшего во дворик за высоким дувалом. Федюня видел, что Борисыч исчез, и двинулся вдоль глинобитной, покорёженной пулевыми отверстиями и выбоинами стены назад, чтобы в случае чего прикрыть друга. Борисыч уже смело топал по двору, давая тем самым понять, что здесь всё в порядке. Федюня выдохнул успокоенно, поправил ремень выставленного вперёд автомата и устало опёрся плечом о тёплую стену. Тут-то и навалился откуда-то сверху на Федюню дух. Выбил из расслабленных рук оружие, зажал рот солдата горячей ладонью, а другой рукой схватил Федюню за горло, пытаясь вырвать кадык. Федюня даже и не думал кричать, отдавая все силы тому, чтобы как-то вывернуться из жёсткого захвата, дать возможность воздуху прорваться в лёгкие. Он яростно вцепился в душившие пальцы, но не смог отлепить их от горла. Наконец, Федюня сообразил каким-то уголком подёрнутого туманом сознания и, с трудом разлепляя раздавленные в кашу губы, грызанул передними зубами мизинец напавшего. И тут Федюне не повезло. Как раз на мизинце духа красовался серебряный перстень с камнем. Зубы Федюни ломаясь от силы челюстей соскользнули с него и уже острыми обломками впились в палец.
Дух отдёрнул руку, но тут же сдавил ею шею шурави, помогая другой руке, уже давно душащей Федюню. Этого времени Федюне хватило, чтобы перевалиться на бок и всадить в спину афганца непонятно как попавший в руку штык-нож. Дух завизжал, отталкивая от себя Федюню, но тот ещё и ещё раз воткнул штык в уже ослабленное тело врага. Федюня поднялся на колени, душман ещё был жив, изо рта его текла кровь со слюной. Он потянул руки к Федюне, страшно блестя белками глаз. Федюня как-то равнодушно ткнул его в живот штыком несколько раз, не замечая бьющейся блестящей внутренности, пульсирующе выползающей из живота, распространяющей жуткое зловоние.
Борисыч оттащил Федюню за плечи от трупа.
- Федюня, Федюня, ты цел?!,- Борисыч ощупывал окровавленного Федюню.
- Ты глянь, Борисыч, - хрипло отплёвываясь кровью, пробормотал потерянно Федюня. - Нож-то…не сломался…
Оценка: 1.9417 Историю рассказал(а) тов. kont : 26-02-2003 17:49:50
Обсудить (22)
, 04-03-2003 18:25:40, Mourena
Сереж, я думаю, пришло время для Контингента....
Версия для печати

Щит Родины

ВЕТЕР, ТОЛЬКО ЛИШЬ ВЕТЕР ПОМНИТ ДОРОГУ...


Жил-был Латимерий. В большинстве повествований подобного толка такого рода персонаж более всего похож на зверя мамонта - замшелый, мудрый и очень старый. Но «мамонт» в нашенские времена есть имя нарицательное, из уважения к индивидуальным особенностям персонажа, а также ввиду необходимости прорисовки отточенной интеллигентности оного, большинство знало его под именем Латимерий - есть такая рыба, латимерия, которая хорошо помнит, как в Мировом оекане, который тогда был один, вспучилось дно и, вспучившись, вылезло на воздух, образовав материк, тоже пока единственный, и как потом акиян подарил новорожденному всякую животную мелюзгу, чтоб тому было, чем играться. Понятно, что рассказать эта рыба может очень многое, но, в силу сложившихся традиций, все больше помалкивает и не лезет в драку без спросу, но из уважения на генном уровне никто ее не трогает - побаиваются, как-никак, Старейшина.
Наш Латимерий был именно таков - он занимал последнюю военную должность в своей непростой биографии, должность командира пограничного корабля 2 ранга, вместе с должностью - большую каюту с гальюном и ванной, имел такое же звание с малозначащей приставкой «капитан», зеленый от морской соли шитой «краб» на фуражке гражданского образца, неписаную привилегию именоваться на «вы» абсолютно всеми начальниками, жену-корячку без возраста и никто не помнил, сколько лет выслуги на всех без исключения морях, омывающих страну. Когда и как он учился военно-морскому штурманскому делу тоже никто не помнил, а особо оголтелые лейтенанты из штурманов передавали друг другу его фотографию с каким-то невысоким патлатым мужиком, в котором самые дотошные узнавали то легендарного командора Витуса Беринга, то эпического конкистадора Эрнана Кортеса. Кто его знает...
Был Латимерий немногословен, уверен в себе, и даже не столько в себе, сколько в правильном течении времени и истории вокруг себя, и на все вопросы имел абсолютно исчерпывающую домашнюю заготовку, порожденную давнишним коллективным брэйн стормом сына ошибок и друга парадоксов. Иногда кратко, но метко шутил, парой слов выражая свое отношение к ситуации, и в данном словосочетании иной раз было больше смысла и красоты, чем в витиеватой велеречивости всех замполитов Морчастей погранвойск, вместе взятых. Мастерство, как известно, не пропьешь.
В море Латимерий прекрасно обходился собственной персоной, водя свой кургузый крепкий пароход почти исключительно лоцманским методом, изредка поглядывая на эхолот - что давало повод предположить доскональное знание рельефа дна, а в данном случае, как вы понимаете, нет никакой нужды в откровенно бойскаутских навыках определения места по небесным светилам или дешевых понтах типа GPS.
Но вот экипаж Латимерий предпочитал иметь полный, дабы не напрягать свой богатейший, а потому утомительный опыт в общении с матросскими шнурками, трусами, пьянками, самоходами и прочая, и прочая. Учитывая тот факт, что большинству не только матросов, но и офицеров он годился минимум в дедушки, иметь на борту штатную комплектацию ему удавалось всегда. И все бы было хорошо, если бы не перестройка, в результате которой оказалось, что ничего страшного не случиться, если на должность, скажем, корабельного механика назначить, например, бывшего начпрода Байконура, дать ему зачетный лист и поскорее выпихнуть в море, чтоб навыки и умения получались непосредственно из столкновения лбом, затянутым в диэлектрическую перчатку, с главным гребным электродвигателем...
Короче, уволился у Латимерия штурман - купил на выходное пособие тренажер «Кеттлер» и принялся сниматься в рекламе. И вместо оного моделя дали Латимерию бывшего сухопутного авиатора, который заканчивал среднее техническое училище и подвизался вроде бы возле какого-то штурманского обеспечения полетов. Парень был простым, незатейливым бабником и до такой степени очарован возможностями предлагаемой должности - форма, статус, должность командира штурманской боевой части, - что на все кадровые вопросы о профессиональных навыках отвечал твердым «да».
- Сергей Витальевич, имеете ли Вы представление о мореходной астрономии?
- Да!
- О правилах штурманской службы на кораблях?
- Да!!
- О навигационном обеспечении службы кораблей ледового класса?
- Да!!!!!!! - оргазмировал Сергей Витальевич, явно представляя свою фамилию на одном уровне с Колумбом, Тасманом, Куком, ну, на худой конец Меркатором... Впрочем, «худым концом» упомянутый Сергей Витальевич, судя по обилию «алиментарных» исполнительных листов, не страдал...
Латимерию для выяснения реального уровня знаний новоиспеченного «циркуля» хватило двух минут.
- Никогда, капитан, ты не станешь майором, - прокомментировал Латимерий профпригодность Сереги, - А вот жить мне теперь придется в штурманской рубке.
Он, конечно, утрировал. В штурманской рубке, естественно, был поселен сравнительно молодой старпом, которому парой предложений были обрисованы перспективы уголовной ответственности за нарушение правил кораблевождения, повлекшие за собой катастрофу планетарного масштаба.
И вот теперь, когда корабль уже двадцатые сутки находился в море, а долгожданных навигационных происшествий всё не было, народ, похоже, уверовал в «учет и контроль» и расслабился. Даже Латимерий, сдавая командирскую вахту так или иначе живущему на ГКП старпому, казалось, погрузился краем своей ископаемой ментальности в лирическое настроение и с некоторым намеком на благодушие, расписываясь в журнале исходящих радиограмм за свое решение - идти в базу, буднично спросил производившего метеоизмерения командира отделения штурманских электриков:
- Ну-с, голубчикъ, и каков же нынче ветерок?
- Ветер 260 градусов 4 метра в секунду, тащ командир, - доложил боец. Старпом рядом насмешливо крутил на пальце, как клоун цирковую тарелочку, круг СМО - один из прибамбасов для измерения ветра.
- Чудесно, замечательно, - почти пропел Латимерий, - Вот и пойдем по ветру, что наполнит наши ветрила единым чувственным хлопком. Слышишь, штурман?
- Так точно! Есть! Есть по ветру, товарищ командир!!! - заорал Серега
Латимерий чуть поморщился, искоса глянул на старпома и, нацепив обычную маску зажиточного сельского попа, убыл с ГКП.
Серега же, высунув язык, писал чего-то в навигационный журнал. Минут через десять старпом, которого в относительно спокойной обстановке пустого моря и надежной радиолокационной и сигнальной вахты по третьему году неминуемо потянуло в давно обещанный организму сон, сполз по трапу в штурманскую, где, борясь с физиологией, принялся корректировать карты по последнему Извещению мореплавателям, и в конце концов, размашисто склевывая носом окружающую реальность, оказался на жестком диванчике, который немедленно показался ему удобной колыбелью, и изможденный службой «за себя и за того парня», старпом, наконец, уснул, и видел он сны, в которых он катался по роскошному украинскому полю на комбайне «Нива», а командир штурманской боевой части, ненавистный капитан Бахметьев С.В., в снаряжении Икара, с павлиньим хвостом и в летном шлеме, тщетно пытаясь взлететь, убегал от острых, сверкающих на солнце ножей мощного, но, увы, тихоходного механизма...
Здесь нужен маленький комментарий: в соответствии со стародавней традицией, ветер во всем мире дует «в компАс». И дело здесь не в ударении, а в правиле: западный ветер - это ветер, дующий с запада, т.е. с направления 270 градусов или «9 часов». Все остальное, по крайней мере на море, из компАса вытекает - и течения, и вектора курсов плавсредств, и компасных, и истинных. Поэтому, и это понятно любому штурману, приказ Латимерия имел смысл: лечь на курс 80 градусов, который, вместе с кстати попутным ветром, приведет корабль домой. Это понятно любому штурману. Но...
Поднявшийся в 04.00 на ГКП зам, собравшись сменить Серегу в нелегком деле вахтенного офицерства, минут десять пялился в одну и ту же фразу вахтенного журнала: «В соответствии с решением командира корабля следуем в базу. Курс 260 градусов, скорость 10 узлов...» и далее длинная тирада о радиационном наблюдении, и т.д, и т.п. Зам тщательно протер глаза, еще и еще раз. Сказал «я щас» и спустился в каюту, еще раз основательно умылся, подставив голову под холодную воду. Вновь взбежал на ГКП. Старпом спал в штурманской сном праведника, горе-штурман сиял улыбкой победы над условностями, матросы, рулевой и метрист, привычно бездумно смотрели вперед. Корабль, неумышленно, но принципиально двигаясь уже в нейтральном море, уверенно возвращался в базу путем и духом прославленных магеллановых времен - путем кругосветки с жаркими странами, индейцами и попугаями.
- Пиздец, - сказал себе зам, - О-о, пиздец. Жопппа. Сергей, слушай меня внимательно. Щас будем перекладывать руль лево один градус. Если Латимерий почувствует спросоня крен на повороте, хана будет всем. Градус влево - и прямо руль. Потом слушаем - если тихо, еще градус. Скорость не сбавляй. Ну, с Богом...
И летящие в безмолвной и безжизненной тьме навигационные и разведывательные спутники земли несколько часов наблюдали причудливую циркуляцию российского пограничного корабля во тьме и предутренней дымке нейтральнейших вод... а с левого крыла ГКП вниз, к иллюминаторам командирской каюты, периодически спускался примотанный к арматурине кусок зеркала из умывальника команды - как Вы там, товарищ командир? Чувствуете крены? Так это зыбь... что ж еще? Спите спокойно, тащ командир. Баю-баюшки-баю-уууу...
Получилось. Поднявшийся после завтрака на ГКП Латимерий имел счастье наблюдать, во-первых, наличие здесь всех офицеров, а во-вторых, их серые, осунувшиеся лица. Обойдя свою колокольню хозяйским, размеренным шагом, Латимерий остановился у стола вахтенного офицера и посмотрел в журналы. Судя по месту в навигационном, корабль находился уже на подходах к базе, и было самое время запрашивать добро на вход. Перед глазами же все еще тянулся коридор Финского залива и только где-то там, впереди, на горизонте, угадывались скалы Гогланда.
- Хм, а я думал, журнал испохабите, - обернувшись к офицерам, прогудел Латимерий, не вынимая изо рта трубки, - И уже прикидывал объяснение на тему: что это заставило меня переться в Швецию без официального приказа. Нет навыков, но есть мозги. И на том спасибо, Господи, - и окутав сизым дымом растущих из палубы подчиненных, старый командир забрался в свое кресло, - Вам, милейший Сергей Витальевич, надлежит обеспечить кают-компании и лично моему заместителю по работе с личным составам ящик хорошего коньяка... и новый зачетный лист на допуск к якорной вахте. И мытьем, и катаньем...
Латимерий больше уже не служит - вообще, на кораблях МЧПВ сейчас очень мало старых командиров. Жаль. Ибо это золотой фонд: на столько ради прошлого, сколько ради будущего - что школа, что академия, если нет мудрого взгляда древнего организма, под которым сразу понимаешь, что даже почти невозможные вещи возможны, надо только постараться. И мытьем, и катаньем.
Оценка: 1.9417 Историю рассказал(а) тов. maxez : 13-10-2003 16:44:28
Обсудить (94)
25-11-2012 14:13:28, surf
УУУУУУУ!!!!! ув. Максез, я все-таки напишу это! :) Я п...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  
Архив выпусков
Предыдущий месяцНоябрь 2016 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2016 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Великолепные пластиковые горшки спецпредложения
Модная академическая школа дизайна и ее представители на сайте www.designacademy.ru